МАНАСЛУ 2022. ДЕНЬ 18

МАНАСЛУ 2022. 26 СЕНТЯБРЯ
Манаслу! Завтра уходим на штурм всей нашей дружной командой! Предварительно 30 сентября – 1 октября запланирован штурм самой вершины, 8163 метра! Пожелайте нам успеха, мы настроены и не отступим! Надеюсь Гора примет нас и отпустит! Отдельная благодарность @bmw @bmwkg за партнёрство и поддержку проекта! 🙏 #eduard_kubatov #manaslu2022 #bmwkg
УДАЧИ ВАМ РЕБЯТА! БОЛЕЕМ ЗА ВАС!
Возможно, это изображение 1 человек, стоит и на открытом воздухе

ЗАЙДУ ПАВЛУ ВОЛЬФОВИЧУ 85

Сегодня одному из старейших альпинистов Киргизии Павлу Вольфовичу Зайду исполнилось 85 лет.
С юбилеем Паша, дорогой!
Присоединяйтесь к поздравлению, ребята.
Сейчас проживает в Израиле, но душой с нами.
Статью Любови Даничкиной о нем, читайте ниже.
ЗАЙД ПАВЕЛ ВОЛЬФОВИЧ
МС СССР по альпинизму (09.02.1973) (№ 94488), город Ош,
Награжден тремя медалями первенств СССР по альпинизму.
Был на всех семитысячниках СССР, кроме Победы.
Баскетбол – первый разряд
Горный туризм
ЗАЙД ПАВЕЛ ВОЛЬФОВИЧ родился 27 сентября 1937 года в городе Киеве.
Окончил среднюю школу в городе Черновцы.
В 1954 году, после школы Павел поступил на геологический факультет в Горнорудный институт в городе Кривой Рог. Павел был спортивным юношей, занимался баскетболом и выполнил первый разряд. Будучи студентом, в 1954 году, Павел начал заниматься альпинизмом.
Основы альпинизма освоил в альплагерях “ Накра ‘’ и “ Цей “ на Кавказе.
В 1959 году, Павел успешно окончил институт и, по распределению, уехал в город Ош, где работал с 1959 по 1980 годы, вначале геологом, а вскоре – начальником поисково-съемочной партии Южно – Киргизской геологической экспедиции. Приехав в Киргизию, Павел активно включился в занятия альпинизмом.
В 1960 году Алим Васильевич Романов организовал экспедицию на пик Ленина (7134) и для участия в ней были приглашены все желающие альпинисты Киргизии.
Павел Вольфович Зайд был участником восхождения на пик Ленина и поделился своими воспоминаниями:
«В те годы высотный альпинизм еще не получил широкого распространения и количество восходителей на семитысячники, измерялось не сотнями, как сейчас, а первыми десятками.
В Киргизии альпинистов – высотников не было вообще, поэтому сам факт организации такой экспедиции был уникален. Более того, даже сейчас ее проведение можно оценить, как в определенной степени, «авантюрное мероприятие».
В первую очередь, это касается спортивной квалификации участников. Так, в составе экспедиции было 23 или 24 человека, из которых 10 человек были из Фрунзе – «северяне», 9 человек из Оша, 2 из Майли-Сая – «южане» и 2 иногородних приглашенных, к последним, относился тренер команды и врач.
Старшим тренером команды стал, приглашенный мастер спорта из Подмосковья, имевший опыт высотных восхождений.
Организатор экспедиции, Алим Васильевич Романов, мастер спорта Кавказской школы альпинизма и лидер Киргизских альпинистов – «северян», был заведующим кафедрой зимних видов спорта Киргизского Государственного института физкультуры, но в высотных восхождениях он не участвовал. Среди южан не было ни одного участника с закрытым 2 разрядом.
Квалификация северян была, видимо, выше, но я просто не знаю. Формально мы имели право на восхождение 5 – А категории трудности, что и соответствовало маршруту: «Пик Ленина через Раздельную». Осталось дело за малым – практически организовать экспедицию.
Опыта такой работы не было ни у кого.
Но Алим был уверен в победе!!!
Это было первое высотное восхождение в те времена, когда подобные походы совершались в СССР только опытными альпинистами; таких спортсменов в Киргизии в тот период не было.
Наиболее квалифицированные альпинисты Киргизии, совершали достаточно сложные восхождения на базе альплагеря Ала-Арча, однако, все пройденные маршруты относились к классу скальных и принципиально отличались от высотных восхождений.
То обстоятельство, что альпинистов Алим собирал со всей Республики, свидетельствует о том, что количество альпинистов в это время было невелико.
Очевидно, что говорить о какой-то “схоженности” участников, не имеет смысла – вначале, мы не знали даже имен друг друга, и тем не менее команда, была собрана и готова к выезду в горы. Естественно уровень подготовленности участников, ограничился медосмотром, который провел врач экспедиции. Встал вопрос о техническом обеспечении. Эту проблему Алим решал вместе со мной.
Я посоветовал ему обратиться к начальнику нашего геологоуправления, объяснить престижность планируемого мероприятия для Республики и попросить помощи.
Этот план сработал: уже через неделю наш новый начальник ЮКГЭ (Южная Киргизская геологическая экспедиция) отдал соответствующие распоряжения всем службам и я получил в свое распоряжение автомобиль повышенной проходимости (ГАЗ -63), базовое снаряжение (10-местную шатровую палатку) и соответствующий приказ, наряд для ОРСа на продукты питания.
Двумя рейсами весь состав экспедиции и снаряжение, были доставлены к подножию пика Ленина и экспедиция приступила к работе.
В те годы у подножия пика Ленина никаких строений, соответствующих альпинистскому лагерю, не было. Они появились позднее, когда появился альплагерь «Высотник» с базой в городе Ош.
А пока вся необходимая «инфраструктура» была создана своими силами. Главным объектом была 10-местная палатка шатрового типа, где было складировано все снаряжение и продукты. Следует отметить одно обстоятельство: при организации экспедиции, А.Романов все вопросы с ее финансированием, решил во Фрунзе, но перевести эти финансовые ресурсы в реальные материальные ценности (продукты) или услуги (транспорт и стройматериалы), в то время было довольно сложно. И здесь нам на помощь пришли геологи: все эти проблемы были решены руководством ЮКГЭ. В результате у нас на складе оказался такой набор продуктов, в котором не было только «птичьего молока».
Первые три дня мы подгоняли снаряжение, готовили продукты для заброски в промежуточные лагеря и уточняли планы. В эти же дни проходили предварительную акклиматизацию на высоте более 3000 м.
План восхождения был составлен еще во Фрунзе и предусматривал подъем на вершину по классической ступенчатой схеме с созданием промежуточных лагерей и последовательной акклиматизацией. Так на первом этапе должен был быть создан первый лагерь в верховьях ледника непосредственно у основания северного склона массива пика Ленина. Затем на склоне на высоте 5100 м планировалось построить пещеру, создать в ней запас продуктов и горючего с тем, чтобы в случае непогоды, можно было здесь спокойно ее переждать. Второй лагерь планировалось создать в верховьях склона вблизи гребня пика Ленина и вершиной Раздельная на высоте 6000 м. Отсюда предусматривался выход на штурм вершины с промежуточным лагерем на гребне Ленина на высоте, ориентировочно, 6400-6600 м.
Этот план и был реализован командой, хотя некоторые моменты его усложнились.
На первом этапе был организован лагерь у основания склона. Затем команда поднялась на высоту 5100м и построила прекрасную пещеру, в которой свободно разместились более 20 человек и передвигались в полный рост. После этого команда спустилась вниз и приступила к подготовке основного подъема на предвершинный гребень пика Ленина и последующим восхождением на вершину.
Во второй выход команда поднялась в лагерь 5100 м, затем пробила тропу в район будущего лагеря 6000 м, подготовила там площадки для палаток (небольшая пещера там была построена Московскими Спартаковцами) и, сделав заброски продуктов и горючего, вернулась в лагерь 5100 м.
Переночевав в лагере 5100 м, команда вышла на маршрут и легко поднялась в лагерь 6000 м, откуда на следующий день поднялась на гребень пика Ленина. Гребень представлял собой сглаженное плато с небольшим подъёмом в направлении вершины и отдельными скальными выходами. Здесь на высоте порядка 6450 был организован последний штурмовой палаточный лагерь.
Стояла прекрасная солнечная погода, полное безветрие, абсолютная тишина. Ничто не предвещало каких-либо сложностей, хотя с заходом солнца температура резко упала.
Планировался ранний подъём утром, выход на вершину и спуск в нижний лагерь у основания склона.
Однако утром выяснилось, что мой товарищ по связке, Володя Кургашов заболел и идти наверх не может.
Он сказал: «Идите, я вас подожду». Так мы и сделали. Подъём к вершине занял не более 2-х часов, а возвращение в лагерь 6450, не более получаса. За это время состояние Володи резко ухудшилось, передвигаться сам он уже не мог. Пришлось организовать его транспортирование и ускоренный спуск.
Этим занялся А.Романов, взяв в команду 8 человек, а мне и Толе Балинскому поручил встать в конце оставшейся команды и обеспечить их спуск, никого не оставив за спиной.
Мы эту задачу выполнили, хотя я видел, как трудно было ребятам – сказывалась высота.
В лагере у основания склона, где высота не превышала 4000 м, Володе стало лучше, но передвигаться самостоятельно он не мог.
Необходимого снаряжения для его транспортировки по леднику у нас не было, да и сил у ребят для этой работы было маловато.
Обсудив ситуацию с А.Романовым, я утром отправился вниз с тем, чтобы арендовать у чабанов лошадь. Мне это удалось и к вечеру я вернулся, приведя коня к леднику, а утром мы двинулись вниз.
Путь был достаточно сложным, особенно участок небольшого перевала, однако к вечеру мы были уже в лагере на Луковой Поляне.
Здесь нас уже ждала наша автомашина, загруженная арбузами, и мы поняли, что “Победили”.
Через день мы свернули лагерь и направились в Ош».
Состав команды альпинистов, взошедших на вершину пика Ленина (7134м): А.Романов, Г. Аксаков, В. Аксенов, А. Балинский, Г. Борисов, B. Буряк, П. Зайд, Р. Кадыров, А. Ковалев, Е. Колесников, В. Кочетов, C. Лавренченков, Г. Левенштейн, О. Ленгник, Г. Маматов, И. Науменко, A. Потехин, У. Сапалов, В. Тищенко, В. Фрейфельд, В. Цверкунов (Совет Союза спортивных обществ и организаций Киргизской ССР). 21 участник (из 22) экспедиции были удостоены значка за восхождение на пик Ленина (7134).
«На Луковой Поляне мы были не одни. Здесь собрались участники нескольких экспедиций.
В частности, была команда Московского Спартака во главе с В.Абалаковым.
Спартаковцы совершили траверс нескольких вершин с подъёмом на пик Ленина по северной стене. Завхоз их команды альпинист А.Поляков навестил нас в пещере 5100 и пришел от неё в восторг».
К сожалению, после этого весь Киргизский альпинизм сосредоточился в столице и был связан с Северным Тянь-Шанем. Я же по характеру работы мог выделить для восхождений не более 2 – 3 недель, поэтому довольно быстро потерял связь с ребятами из Бишкека, тем более, что наши края (прим авт. – Киргизию) покинул мой близкий друг Алим Романов.
В начале 60-х годов он был основным двигателем
Киргизского альпинизма.
Во-вторых, для меня собственно спортивная сторона альпинизма никогда особого интереса не представляла, так как уже на начальных этапах своего общения с горами я
столкнулся с поразившим меня отношением достаточно квалифицированных альпинистов друг к другу; когда покорение вершины оказывалось важнее здоровья и жизни одного из членов команды…
Для меня всегда важнейшим оставались общение с товарищами по команде и жизнь в горах.
Я никогда не использовал по отношению к горам термин
«ПОКОРЕНИЕ», они всегда были для меня живыми…», – размышлял П.В.Зайд.
Павел Вольфович спортивные документы никогда не вёл и те, некоторые, запомнившиеся ему восхождения, он написал «по памяти».
База ЮКГЭ, в которой работал Павел Вольфович, находилась в городе Ош.
Практически все альпинистские экспедиции, направлявшиеся на Памир и Заалайский хребет, да и на Алайский хребет, проходили через Ош.
Здесь решались транспортные проблемы, закупались продукты, оформлялись документы для погранзоны.
В 60-х годах в городе Ош руководил альпсекцией Игорь Науменко, (врач из Киева), который познакомил Павла с альпинистами Киевского ‘’ Спартака ‘’ и их руководителем, ныне покойным, А. Кустовским. (Кустовский Анатолий Алексеевич (1925-1973), МС СССР по альпинизму (1960), Украина-Киев, Многократный призер первенств СССР и Украины по альпинизму. Умер в 1973 году после прохождения по центру «проблемной», «отвесной» Южной стены пика Коммунизм (7495) (переименован в пик Исмоила Сомони). «Стена» была пройдена, но сил на жизнь не осталось. Ночью, в 30 минутах от вершины, несмотря на все усилия товарищей, спасти его не удалось. А.Кустовский умер.)
Горы и работа геолога всегда соперничали друг с другом. По профессии «геолог съемщик – поисковик», работа полевая, и все лето было занято работой, но Павел находил время и для «Больших Гор». Неважно, что продолжал он ходить уже не в составе Киргизских экспедиций.
Павел мог «выкроить» летом, буквально 2-3 недели для участия в альпинистских экспедициях.
Он был прекрасно подготовлен физически и поскольку работал очень часто в «поле» на высоте, ему не надо было ходить на акклиматизационные восхождения.
Павел был сильным, выносливым спортсменом; хорошо переносил высоту. Зимой было время для тренировок.
В 1966 году Киевляне организовали экспедицию в район пика Коммунизма, причем, их первая команда заявила на первенство СССР стенное восхождение на пик ОГПУ, а
молодежная команда должна была подняться на пик Коммунизма и окружающие вершины по классическому маршруту с ледника Бивачный. В эту команду включили и
Павла, как представителя Киргизии.
Естественно, я обеспечил команде и транспорт, и необходимые продукты» – продолжал свои воспоминания П.Зайд.
1966 год, Коммунизма пик с ледника Бивачный, 5-Б, В.Кавуненко, Ю.Пискулов, В.Шатаев («Спартак»)
2.В.Колесник, В.Голуб, П.Зайд («Спартак»)
На следующий 1967 год Киевляне заявили на первенство Союза восхождение на пик Коммунизма по ребру Буревестника и Павла уже включили в команду.
Капитан команды В. Черевко,
Участники: А. Кустовский, В. Колесник и П.Зайд.
Команда получила “золото “ в классе высотно-технических восхождений.
Больше Павел с Киевлянами не ходил.
Там же, под пиком Коммунизма Павел познакомился с молодыми альпинистами
Московского Спартака во главе с Владимиром Кавуненко. В последующие годы все восхождения он совершал в этой команде, которая пришла на смену поколению В.Абалакова.
Основные объекты восхождений располагались в пределах Юго-Западного Памира вблизи границы с Афганистаном (район пиков Маркса и Энгельса). Экспедиции начинались из города Оша.
1971 год. Класс траверсов.
3-е место, траверс пиков Энгельса-Московской Правды с подъемом на пик Энгельса по западному контрфорсу южной стены.
Команда Москвы: В.Кавуненко, П.Зайд, В.Копров, В.Смирнов
В составе этой команды Павел прошел три стенных маршрута на пик Энгельса ( два – с юга , маршруты Некрасова и Кавуненко, один – с севера, маршрут ленинградцев, подъем на Энгельса с последующим траверсом на пик Маркса).
В 1971 году был пройден траверс пика Московской Правды – пик Энгельса ( третье место в классе траверсов ), а в 1978 году команда заняли второе место в классе технических
восхождений – подъем по северо-восточной стене пика 5190 м, (район Хорога в Горно- Бодахшанской АО Таджикистана. (Хорог – город в Таджикистане, административный центр Горно-Бадахшанской автономной области)).
В 1980 году Павел Вольфович переехал в Одессу и из-за занятости на новой работе, системно, заниматься альпинизмом не мог. Лишь однажды, принимал участие в экспедиции в район пика Хан-Тенгри и в составе второй команды поднялся на вершину по маршруту Погребецкого.
В последующие годы он принимал участие в восхождении на пик Победы в составе команды Днепропетровской области, под руководством А.М.Зайдлера, (из-за смерти участника, подъем пришлось прекратить за 300 м от вершины; надо было спускать туриста-фотографа. Турист почувствовал себя плохо и умер).
В качестве «вспомогателя», в составе команды Одессы, Павел поднялся на высоту 8000м, при восхождении на Канченджангу.
С 1980 по 1996 годы, Павел Вольфович работал старшим научным сотрудником Одесского госуниверситета. В трудные годы перестройки и безработицы, П.В.Зайд репатриировался в Израиль.
Павел Вольфович, оптимист в душе, человек, большую часть своей жизни, посвятивший горам.
Здоровья Вам, Павел Вольфович и хорошего настроения!!!
Огромная благодарность П.В.Зайд за предоставленный материал и фотографии.
Автор: Даничкина (Карнаухова) Любовь
КМС СССР по альпинизму,
Инструктор по альпинизму

Манаслу 2022. День 16.

Печальное сообщение от Эдуарда Кубатова. Трагедия на Манаслу с командой North Face. Сошли две громадные лавины.
C НАШИМИ ВСЕ В ПОРЯДКЕ
eduard_kubatov
Печаль и тягостное ожидание новостей с Манаслу! Отвратная погода не позволяет сделать спасательную операцию на высоте 7000 метров! К сожалению одна погибшая и два альпиниста из команды The North Face без везти пропавшие! Отсчёт идёт уже не на часы, а к сожалению на минуты… Все ждём новостей о благополучном спасении🙏🙏🙏 #eduard_.

Манаслу 2022г. Первая Кыргызская экспедиция в Непал.

 

Смотрите видео по этим  ссылкам:

https://www.instagram.com/p/CiXXewPrLFN/?utm_source=ig_web_copy_link

 

https://www.instagram.com/p/Cijbx9wLwZd/?utm_source=ig_web_button_share_sheet

Тренировочный выход на 6800 м.

https://www.instagram.com/reel/CihsoRTvgtj/?utm_source=ig_web_copy_link

 

Самохвалов В.В. – еще одна страница истории киргизского альпинизма.

Тригода назад, в этот день, ушел из жизни мастер спорта по альпинизму Владимир Владимирович Самохвалов. Свои воспоминания об этом замечательном человеке прислала нам его вдова Эльвира Маречек.

 

Уважаемые читатели, альпинисты и те, кто впервые знакомится с миром гор, с миром насколько прекрасным и удивительным, настолько и суровым, а от того и ещё более притягательным, и желанным для людей ищущих. И сегодня я хотела бы рассказать вам жизненную историю одного из таких людей, посвятившего большую часть своей жизни любимым горам.

Речь идёт о Владимире Самохвалове – мастере спорта по альпинизму, о моём муже, с которым мы прожили вместе 35 лет без одной недели, но который впервые появился в моей жизни целых 65 лет назад.  А через пару дней – 7 сентября исполнится уже 3 года, как его не стало рядом с нами.

Сама я, конечно, могу рассказывать о нем очень долго и много, но сегодня постараюсь дать слово прежде всего другим людям, которые вместе с ним осваивали горы и ходили на восхождения. Но прежде хочу сказать, что есть люди, встреча с которыми становится подарком  в жизни,  без которого ты уже не мыслишь  эту свою жизнь, который вплавляется в неё, сливается с  твоими  планами,  надеждами,  со смыслом твоей жизни. Он просто становится твоей Жизнью!

Именно так произошло и у нас с Володей. Да, я больше других людей прожила с Володей Самохваловым – 35 лет, он оказался рядом уже сильным и опытным человеком, много испытавшим, а чего-то и лишившимся к своим 47 годам. Но мимо меня прошли его молодые и красивые годы, расцвет его силы, становления в альпинизме. Ещё в 10 лет я смотрела на него и его друзей, челябинских альпинистов, буквально с придыханием, зная, куда собираются эти весёлые и красивые парни. Позже, он приезжал к нам уже молодым преподавателем ВУЗа из самого ЧПИ, что ещё больше повышало его статус в моих глазах. Его переезд в наш город сблизил нас, сделал друзьями   и дал увидеть в нём новые и интересные качества. Потом жизнь ещё раз для чего-то разлучила нас на 11 лет. Ещё что-то в нас долепливала и дорабатывала, подтёсывала, как хороший мастеровой, чтобы мы, наконец-то совпали
Но главное, что  надо сказать о Владимире Самохвалове – это то, что лучшие годы его жизни были посвящены  не просто альпинизму, этому  чудесному и героическому виду спорта, где он в полной мере проявил себя, став мастером спорта, а посвятил всего себя тому, без чего альпинизм просто не может существовать – он  возглавил горноспасательную службу, став на много лет начальником КСП в Киргиз-Ате. В течении многих лет Владимир Самохвалов возглавлял альпинистское освоение громадного горного района республики, всячески заботясь о том, чтобы альпинисты  успевали за сезон  делать как можно больше восхождений необходимой категории сложности. Он был наставником и другом для многих молодых альпинистов. Поэтому и сегодня, по прошествии многих лет, его помнят и продолжают любить те, кому он помог войти и остаться в альпинизме.
Сегодня я сознательно прерываю рассказ о дальнейшей альпинистской судьбе Владимира Владимировича, так как  хочу передать слово его старым друзьям – группе ижевских альпинистов. К его 80 летнему юбилею они прислали большой и очень душевно сделанный своими руками  фотоальбом с поздравлениями, с благодарными словами и душевными воспоминаниями, фотографиями тех давних лет, когда они приезжали  в Киргиз-Ату  к  начспасу Самохвалову

Ниже я привожу только часть материалов из альбома, но и она даёт полное впечатление о том, с каким уважением и благодарностью  относятся ижевские альпинисты  к человеку, благодаря которому у некоторых из них состоялась их альпинистская судьба. Прошу заметить, что с тех пор прошло больше 35 лет, а тепло их сердец не остыло и сейчас.

,

ДОРОГОМУ ЧЕЛОВЕКУ, УЧИТЕЛЮ И ТРЕНЕРУ
В,В, САМОХВАЛОВУ  этот альбом от ИЖЕВСКИХ АЛЬПИНИСТОВ.

Доброго здравия Вам очень-очень уважаемый всеми нами, дорогой Владимир Владимирович!
Вы всегда встречали нас с таким радушием, что по приезду домой после сборов, мы тут же мечтали о будущем лете! А как вкусна была гречневая каша с тушёнкой из Ваших запасов!.. Вы всегда были очень щедры с нами, и даже в горах у нас была  крыша над головой, за это – огромное Вам спасибо!…
Большое Вам спасибо за заботу, за ту строгость, которая порой была необходима. Мы понимали, что если Вы строги к нам, значит так было надо, ведь Вы брали на себя ответственность за наши жизни!
Мы сформировались как альпинисты и люди во многом благодаря Вам. То хорошее, что есть в нас и не сдаётся, закладывалось в семидесятые и восьмидесятые, пока мы ездили к вам в горы. За это Вам огромное спасибо! От всей души желаем Вам здоровья, счастья, сил душевных и физических, неиссякаемой энергии и долгих лет, наполненных счастьем жизни! У вас всегда было к альпинистам из Ижевска хорошее отношение, Вы доверяли нам ходить в горы столько, сколько хочется.
Мы всегда помним о Вас – красивом, сильном, молодом, гостеприимном и справедливом человеке!
Я живу на земле очень долго,
Но такого, как ты – не встречал!
Пусть завистники к чёрту умолкнут,
Ты их всех и всегда затыкал!
Сильный духом шагал сквозь заслоны,
Только правду в глаза говорил,
Пусть бывали по жизни уроны,
Но ты жил и любимых ценил!
Я желаю на день рожденья,
Оставаться таким, как есть,
Не теряй, не губи настроенье,
Знай, с тобою дружить – это честь!!!
С ЮБИЛЕЕМ ВАС  «ватиканская» команда из ИЖЕВСКА!
Русиновы, Азовский Вячеслав, Галеев Олег

Уважаемый Владимир Владимирович!!!
Поздравляю Вас с Юбилеем, желаю Здоровья, долгих лет жизни и счастья в личной жизни! Я благодарен Вам за всё, что Вы сделали для нас в нашей альпинистской жизни! Наши поездки в Ош, в Киргиз-Ату мы часто вспоминаем и, конечно, вспоминаем Вас, как основателя наших альпиниад!
С уважением Галеев Раиль

Поздравляю с юбилеем Владимира Владимировича – отца альпинизма Удмуртии – самого стильного альпиниста Союза! До сих пор помню Ваш замечательный белый костюм и хрустальные бокалы с белым сухим вином в Киргиз-Ате.  Желаю здоровья и отпраздновать столетний юбилей!
Федотов Виктор.

Глубоко уважаемый Владимир Владимирович!
Сердечно поздравляю Вас с Юбилеем!………..
Вы всегда останетесь для меня примером для всех, спасибо Вам за всё!
Шишкин Михаил

Дорогой и уважаемый Владимир Владимирович!  Светлых дней, красоты, понимания, от любимых, родных и друзей! …….
Вы всегда остаётесь для меня примером в жизни, как человек, инструктор, альпинист! Очень рада, что судьба свела меня и весь наш коллектив с Вами! Большое Вам спасибо за всё, что вы для нас сделали! Счастья Вам и здоровья!
Хардина Светлана

Уважаемый и дорогой Владимир Владимирович!
……….. Наши сборы в Киргиз-Ате с Вашим участием были для меня, как луч света в тёмном царстве. А Вы были и остаётесь для меня Учителем, в большом смысле этого слова!  Большое спасибо Вам за всё!
Турлакова Галина.

Горы – это белые вершины!
Горы – это краски и цветы!
Горы – это снежные лавины!
А ещё, наверно, – это Ты!!!
С уважением, Сергей Щепкин.

Уважаемый Владимир Владимирович
Какое блаженство на горы взглянуть,
Ни разу не охнуть и не вздохнуть!
А взять ледоруб и отправиться в путь,
При этом устать, но зато отдохнуть!
Какое блаженство деньжаток скопить,
Баранины жирной на рынке купить,
Шашлык приготовить, друзей пригласить,
и даже не думать, мол — пить иль не пить!
Какое блаженство по скайпу болтать
И лица друзей без труда узнавать!
А если кого-то не сразу признал,
То радость какая – ведь всё же узнал!!
Какое блаженство  – родиться и знать,
что будут тебя в этот день поздравлять
Родные, друзья и знакомые даже,
И даже Васильевы –Саша, Наташа!
Володя, тебя в этот день поздравляем,
Побольше блаженств в этой жизни желаем!!!

Володя, Спасибо Вам большое! Помните, когда я поломала ногу, вы мне своего врача послали, чтобы он лечил меня мумиём. Спасибо, нога у меня с тех пор не болит!  Здоровья Вам крепчайшего, бодрости и радости на долгие годы! Мы все Вас помним и вспоминаем добрыми словами!
Людмила Ваулина.

Уважаемый Владимир Владимирович!
Благодаря судьбе и Ваулину Олегу, мне посчастливилось больше всех наших альпинистов быть и общаться с Вами.
Вспоминаю очень часто каждые наши сборы и общение с Вами. Каждая моя встреча с Вами поучительна для меня и напоминала мне общение двух близких друзей, с одной стороны, а с другой – общение учителя в Вашем лице и ученика – в моём. Не знаю, был ли я хорошим учеником, но поверьте, я старался быть таковым. А учился я у Вас всему: – это умение брать на себя ответственность, умение организовать коллектив, умение общаться на равных, не взирая на возраст и ранги,
умение убеждать и отстаивать свою точку зрения.
Каждый раз, приезжая на альпиниады, и я, и весь коллектив знали, что нас ждёте Вы, чувствовали Вашу поддержку и помощь во всех проявлениях. И каждый прекрасно знал, что только благодаря Вам проходили наши сборы.  Все общения нашего коллектива с Вами были большой радостью и придавали уверенность в проводимых мероприятиях.
Не секрет, что я ещё два раза организовывал сборы в Киргиз-Ате, когда Вас там уже не было. И всё было что-то не так, не было той атмосферы и уверенности. Киргиз-Ата потеряла душу, которой Вы её наделяли. А чувства, душа, уверенность, которые присущи человеку, описать не возможно – они или есть, или их нет!
Вы были и до сих пор остаётесь для меня примером в жизни, как родной и близкий человек. Спасибо Вам за всё, что сделали для ижевчан!
Да хранит Вас Господь!!!   Азовский Вячеслав.
В 1972 году решением спорт комитета республики Самохвалов был назначен первым выпускающим Южно-Киргизского региона, после чего им было начато интенсивное освоение   Киргиз-Аты, района Баабаш-Ата, вблизи Каракуля.  Под его руководством  проводилась горная подготовка рабочих Нарын Гидроэнергостроя, которых обучали технике скалолазания.
По его инициативе  в Киргиз-Ате начали проводиться круглогодичные альпинистские мероприятия, в которых активно  участвовали альпинисты из Челябинска, ижевчане, ленинградцы и киевляне
Именно в Киргиз-Ате в 1981 году были впервые проведены сборы с ЗабВо ( Забайкальский Военный округ), это были сборы забайкальской дивизии,  где и первым выпускающим, и начальником сборов был Самохвалов.  С этого года началась интенсивная горная подготовка в войсках. Параллельно шло освоение новых горных районов – Лейляк, Каравшан, Сабах, на основе чего в ущелье Лейляк был проведён Первый очный Чемпионат СССР по альпинизму. Руководство альпинизмом приняло это решение в результате  того, что получило великолепные фотографии этого горного района, поразившее их своей сложностью. Фотографии были сделаны другом Самохвалова Ильёй Каравашкиным,  которого  Володя  взял с собой на облёт вертолётом  горного  массива, интересовавшего геологов.

Для меня Володя всегда был и остаётся сейчас одним из тех, перед кем я приклонялась с самого детства; он из тех, кого неведомая сила влекла на ледники и скалы, на отвесные стены и вершины, где уже нет кислорода, но есть желание победить себя. Это он, не раз, стоял на 7 000 метров, а не я, хотя я всё детство и юность провела в горах! …. Он был для меня из тех, для кого горы являлись большим смыслом жизни, большой любовью, как и для моего отца, для обоих моих родителей,
Так случилось в моей жизни, что и родители мои были теми людьми, стараниями которых был создан, развит и укреплён альпинистский лагерь в ущелье Ала-Арча, а сам лагерь Искра  стал для меня тем прекрасным миром, в котором прошло моё раннее детство. А потом, через несколько десятков лет, судьба сложилась так, что этот альплагерь опять стал моим домом – его директором был Владимир Самохвалов. И это был просто фантастически прекрасный период нашей жизни, объединивший в себе очень многое. Но Жизнь устроена, увы, так, что там, где много светлого и чистого, там обязательно должно возникнуть и чёрное. И оно возникло!  Но об этом я расскажу и очень скоро. Я давно собиралась рассказать о том событии, которое резко оборвало альпинистскую жизнь Владимира Самохвалова.

А сегодня мне хочется, чтобы этого прекрасного человека, очень честного, умного и доброго, с отличным чувством юмора  сегодня просто вспомнили  такими же добрыми словами.

Эльвира Маречек.

Воробьёв Валерий Фредович.

 

         Автор Юрий Шевяхов            

Фредыч наш, был по внешним признакам явный еврей, хотя по паспорту и характеру на него  никак не тянул. Картавил, к старости стал косить глазом, как и большинство евреев, но вот остальными статями не вышел в столь почтенную нацию, хотя слиняй он в Израиль, сумел бы устроиться замечательно – брался за любую работу и умел её делать. НО! Не скрипач, не пианист, а стало быть неполноценный.

Он был самым старым моим другом из тех, кто оставался с начала шестидесятых. Слава богу есть ещё живые тех лет, но они знакомые, приятели, да и тех по пальцам пересчитать, а вот Фредыч был именно другом. Мы могли не видеться год, но встречаясь, могли начать разговор с прерванной когда- то фразы. Значок «Альпинист СССР» Получил в 1963 году в составе группы! «Сельмашевец» как многие на альпиниаде 1 Мая. Только в ту пору надо было не одну гору, а две и перевал, вот и ходили два варианта – перевал «Кашка-суу» и влево на «Пионер», потом возвращались на перевал и шли на «Комсомолец» В лагерь тоже двумя путями уходили – или с перевала вниз, после «Комсомольца», или с «Комсомольца» через Соколиную горку и в «Ак-сай». То есть значок давался тяжелее, чем сейчас, да плюс к тому ещё и одёжка была нищенской – фуфайка, или бушлат, рабочие ботинки, и треники х\б с рабочими же штанами х\б.

   Так что альпинист он старше нас, ещё тутошних, кроме Левана Алибегашвили, конечно.. А мне значок дали только в 1965 году, когда я уже сходил   на Комсомолец, да и на Учитель в третий раз, но по возрасту было не положено, как и само восхождение.

В 1965 году мы совершили первопроход  Ферганского хребта. Этим походом Нина Дугина закрывала норматив «Мастер спорта СССР», а я КМС по горно-пешеходному туризму. Состав группы был как и в 1964 году, когда мы первопроходили Чаткальский хребет с запада на восток. В той группе, кроме Нины-руководителя была Валя Архипова (Каширина), а в 65-ом она не пошла (рожала), вместо неё и пошёл Валера Воробьёв (он рожать не собирался и согласился на горы). Значит Нина, Валера, Я, Лёша Кирнос, Володя Ершов (Мамлюк) и Володя Кукушкин. Протопали бодро, но перед концом маршрута, когда спустились в зону леса, набрели на пасеку (их в горах много стояло от разных колхозов, без присмотра) и тут Валера отличился – он был знаком с пасечным делом и решил взять медку немного, поскольку продуктов у нас уже не было, но к вечеру мы рассчитывали быть в цивилизации. Мы устроились под деревом подальше и стали гоношить костерок к чаю с мёдом. Валера пошёл на дело в шортах, поскольку шёл дождь весь день, пчёлки не летали, а Валера был самоуверен. Кусочек сот с мёдом он добыл, но получил ранение – пчёлка-мститель забралась под шорты и наказала вора. Обед был королевским: Плесневелый кусочек сыра с мёдом и мусор со дна рюкзаков, заваренный в котелок, изображая заварку.

   Потом я ушёл в армию на три года, а эта группа в разных составах сходила ещё «Пятёрку» и ударилась в альпинизм. Когда я появился на горизонте с дембеля, у Валеры был по альпинизму уже второй с превышением. Пришлось мне догонять в составах разных групп, но уже с Девяткиным Русланом Николаевичем и, конечно с Валерой. Чаще, конечно дикарями, к чему нас подвиг Евтушенко, но бывало и официально из лагеря. Последним официальным значком «Альпинист СССР» мы завершили карьеру альпинистов с Валерой в 1981 году походом с восхождением на пик Панфилова, с группой новичков по «горящим» путёвкам для плана лагеря. Руководство альплагеря Ала-Арча добилось реабилитации Петрова Петра Петрович в альпинизме и мы влились в его отделение. Командиром отряда был наш, теперь уже седой ветеран, Кудашкин Юрий, а в нашем отделении странный сбор – командир Петров (бывший Мастер спорта), участники: Мусиенко Вячеслав (КМС) Воробьёв Валерий (2 разряд с превышением), я (тоже второй с непонятками сколь больше – не оформлял) и три настоящих новичка, девочка и два мальчика откуда то с Сибири. По приходу в лагерь мы с Фредычем честно простояли на коленях обряд посвящения, были опечатаны и  облиты, напоены компотом, а вот Муся с последнего привала втихаря смылся и задами и огородами где то в лагере заныкался. Вечером на обмывании Петрова-инструктора, Суханов за это лишил Мусиенко второго налива (первого нельзя лишать!), за трусость.

   Это я про Фредыча в альпинизме, типа спортивного. А так- то он практически всю жизнь в горах, да на Иссык-куле провёл.  Одно время жил во времянке своего дяди, помогал по пасеке, научился делать медовуху с которой мы регулярно снимали пробы, будучи у него в гостях, ну и на выезде, потом пошёл по квартирам – у Щетниковых жил во времянке, у нашей личной зубной врачихи Раисы Тарасовой (Синельниковой), моей одноклассницы, снимал комнату, где то ещё, но это всё зимой и до работы в Арче, куда я его заманил. Сцену найма описывал Суханов Виктор Иванович начальник учебной части:

Заходит к директору лагеря Ильфату в кабинет мужичёк, где мы с ним что- то обсуждали.

– Разрешите? Разрешили.

– Я по поводу работы, вам, наверное Тега (я) говорил?

– Да, говорит Ильфат,

–  Было такое.

– И кем бы ты мог у нас работать?

– Ну (Фредыч), на должность зама я не претендую, а кочегаром бы был полезен (осенью было дело). Поржали, оценили, оформили. Там же Валера познакомился с Курмановой Гулей (дочь Курманова Учкуна Таировича  (при начальнике Арчи, Вайсмане Е. А., работал летом политруком, была такая должность, в народе называлась «начслух») и женат был на инструкторе лагеря Галине. Уважаемый человек был то же в наших кругах. В браке с Гулей Фредыч преклонного возраста ухитрился родить сына Васю, коего, вместе с бабой Галей и воспитывал, пока мама боролась со СПИДом в мировых масштабах.

А ещё многи годы он был начальником лодочной станции, а в межсезонье строителем на турбазе Улан (село Торуайгыр), вдвоём с ним мы облицевали гранитом цоколи зданий в альплагере (наша работа!), были первыми штукатурами на хижине Оруу-сай…. Помогал везде и всем. Даже на горных лыжах умел! У Славы Александрова где то в архивах должны быть кадры с Тюя-Ашу, где мы на майские праздники катались на канатке Володи Вартанова.

Всё был…были… было. Всё уже, как оказалось, было. И работали и в горы ходили, и праздновали, и жили, и всё теперь уже в бывшей жизни. Не дотянул Фредыч до ВОСЬМИДЕСЯТИ, как и Виктор Иванович Суханов, самую малость. Петров перешагнул слегка.

Мне всегда казалось, что эти двое будут жить вечно – Петров и Воробьёв, когда мы все уже не будем! Ошибся я. Так по частичкам уходит и собственная жизнь – вначале всё впереди и смерти случайны, а потом уже нет ничего впереди и остаются даты на табличках могил, да ещё вот мои попытки оставить след моих друзей во всемирной паутине коя, говорят, вечна. Пока существует электричество, конечно.

.

 

 

 

    История одного “героического” восхождения.

   Автор Юрий Шевяхов.

Позвольте описать вам одно драматическое событие из жизни отважных и мужественных альпинистов.

Было это в каком-то году в конце семидесятых, в альпинистском лагере Ала-Арча, аккурат на традиционную майскую альпиниаду, а именно в ночь перед выходом на восхождение. Итак народ съехался к вечеру тридцатого и расположился по территории кто где по всему лагерю. Народ стал готовить себя и друг к друга к завтрашним подвигам, а элита собралась в доме КСП на втором этаже в зале приёмов высоких гостей. Ляха не было, Сухана то же, да и Ильфата не было – уехали по делам в город. Принимающей стороной был один я, но, чать не впервой, справлялся. Предпраздничный стол ломился от яств: Банки с сублимированными продуктами, яйца в кассете, солёные помидоры из закромов Ляха – изобилье! А выпивка поставлялась гостевым составом разными наименованиями и ёмкостями.

Часам к десяти вечера командиры разбежались по подразделениям накручивать решимость у будущих восходителей, а мы неторопливо продолжили. Мы, это Сергей Адаманов, Слава Мусиенко, Володя Бирюков и, собственно, я. Нам гора не нужна была и потому мы под закусон сибаритствовали под буль-буль оглы. Всё было просто замечательно, как вдруг! Это вот самое “как вдруг” всегда приходит внезапно и последствия его бывают страшны и непредсказуемы. Так и у нас.

После очередного стопаря, Сергей громко сказал страшную фразу:

– Мужики, а давайте завтра сходим на Комсомолец, а?

Не, ну, народ то у нас стойкий и не такое слыхали и никто ухом не повёл – ну ляпнул, мол человек, не подумавши, так не со зла же, выпивши был. Но Серёге репшнур под хвост попал и его понесло! Как мы ни старались залить его пожар красноречия, силы наши к полуночи иссякли и мы сдались. Выпивши были и вот. С тем и расползлись по углам – они пошли куда то, а я к себе на третий этаж, где меня ждала моя ненаглядная кровать (с лестницы прямо моя келья была). Пока шёл до люли, твёрдо решил, что никуда, конечно, не пойду – больно надо! Просыпь была кошмарной – кто то орал в ухо, что все уже ушли, а я отщепенец и нехороший гад ещё в койке, ну и всякие междометия при том. Это змей Серёга меня звал на подвиг и, я струсил и побежал за ним на второй этаж, где уже кипел чайник и Слава с Володей таращились в темноту за окном не понимая где они, и что этому с….лавному альпинисту Сергею от нас надо.

Вышли. Слава Мусиенко объявил себя могучим и сильным и взялся нести рюкзак. Мы признали его неоспоримое достоинство и разрешили, уложив термос, чёт перекусить и главную ценность, бутылку водки. Хоть мы и вышли около пяти, и с нарушением физической формы, но восходителей нагнали после Тепше, в начале подъёма на склон Соколиной горки. Ещё не рассвело и мы как-то растерялись среди участников. Это было начало разыгравшейся драмы! Медленно, но неумолимо (так принято в альпинизме), забрались на перевал Фиолетовый, где и устроили по традиции последний привал с перекусом. Так получилось, что мы с Бирюком как-то вот здесь, а Сергея и Славы вот нигде. Светло уже, а мы не можем найти пропавших друзей. Катастрофа! Мы побродили среди жующего народа, поспрошали, но увы. Сразу возникли страшные мысли: упали с отвала в бездонную пропасть! Снесло лавиною и закопало на века! Забодали дикие козлы (чё с них взять, козлы же!), Сурок загрыз! Короче, что угодно может случиться в суровых Тянь-Шаньских горах. Мы даже камешки под ногами поворошили. Осознав горькую утрату соратников, огорчились до крайности и поменяли планы. До того мы решили, что культурно выпьем, закусим, помашем ручкой восходителям и лёгкой рысью потрусим вниз на зелёные пастбища лагеря. А тут такое и мы озлобясь на стихийные бедствия, унёсшие из наших рядов друзей-героев, решили на зло стихиям идти на вершину и совершить свой подвиг!

План наш был коварен – загнать поголовье новичков целиком и полностью без случаев возврата. Поскольку до нас такого никто не совершал, это придало нам сил и спортивной злости. Тут, на их беду, подвернулись и персоны для нашего отчаянного поступка – две девочки из Токмака, из секции Кости Реймера, уже лежали на камнях и расцвечивали снежок зеленью из желудков. Неподалёку стонали два охреневших негра из секции Тука, плача над своей несчастной закопчённой судьбой – глупые негры, поверившие коварному Туку, сулившему для них сказочные красоты Киргизских гор. Он поди думали, что тут, как в ихней Сьерре, где по сенью сахарного тростника бегают Фидели, развлекаясь свержением Батистов.

В общем Володя пел девочкам модную Пугачиху про женщину, которая блюёт, я пудрил мозги чёрным парням, что вот тут чуток вверх и мы Тука изловим для наказания, надо сделать только пару шагов. Там ещё были попытки слинять, у нескольких умных, что начали рассказывать про обход для умных, но видя как мы обращаемся с рабами восхождения, оставили попытки и мы дружной толпой стеная, приставными шагами, всё ж дошли до вершины. ВСЕ ДОШЛИ! Наша месть состоялась!

ГорЯ праведным гневом, по приходу в лагерь пошли искать членов нашего сурового братства по коттеджам и палаткам. Серёгу мы сразу простили, поскольку он рюкзак не нёс и был свободен от любых обязательств – подумаешь, заснул под камешком. А вот с Мусей надо было разобраться капитально. Но это же МУСЯ! Его мы нашли только второго Мая и были уже в праздничном подпитии, добрые и благодушные. Не прибили, короче, но мзду он выставил.

Вот какие драматически-героические события разворачивались порой у подножья суровых Тянь-Шаньских гор.

 

 

 

 

 

 

Повар – альпинист.

     автор: Юрий Шевяхов.

Каждый из нашей горной братии повар, конечно, в какой то мере и может сделать в горах кулинарный шедевр из останков сухариков со дна рюкзака и банки кильки в томате. Банка должна пролежать на морене лет десять и быть ржавой снаружи, для придания блюду пикантности и калорийности. А уж всякой растительности под ногами… Китаец от зависти офигеет.

Теперь про конкретного человека по профессии повар и не просто из столовой, а РЕСТОРАННЫЙ повар. Работал Сергей Михайлов поваром в столичных ресторанах и даже не догадывался, что буквально за городом есть горы. Нет, он их видел постоянно, каждый день, даже на “природу” выезжал, но это были так, бугры для оживляжа пейзажа, а вот ОДНАЖДЫ…

Перед очередной сменой привёз начальник альплагеря в нашу славную Ала-Арчу заведующего столовой. Впечатление как то не произвёл, на фоне работавших до него дяди Вани и тёти Маши, пожилых, тёртых и зубы съевших на своих шедеврах. Был молод, бвл… Да что там! Был просто молод, а профессия та обладает флёром таинственности и романтизма, но с пожилым уклоном, всё таки. Но стал работать Серёга!

Альпиниста накормить, это вам не трамвай купить! Но всё пошло-поехало и даже местами получше, чем у ветеранов. Стал он хозяином кухни и наш хороший товарищ даже не потому, что кормил, а потому, что был подвижен, весел, музыкален и восторжен. А малость погодя его “накрыло” – стал у Суханова канючить выход в горы. Как то нашёл замену на смену и Виктор Иванович определил его в отделение новичков для прохождения программы подготовки и совершения ответственного  шага, первого в альпинизме.

Долго ли коротко, но Серёга таки выполнил третий разряд за пару лет и в зимние смены стал на горные лыжи, чему у нас то же обучали зимой в четыре смены. Не забыл и обзавестись семьёй, женившись на своей помощнице по цеху Сельби Сакваровне, красавице турчанке.

Это слегка подробно, а в столичной прессе корреспондент Анатолий Галуничев дал материал про нашего повара и альпиниста, так то! Жизнь наша была весёлой и забавной, исключая, конечно несчастные случаи ч нашими товарищами, или знакомыми. Это, к сожалению, в альпинизме то же бывает. Редко, но бывает. Поскольку в альпинизме у него были другие учителя, а в горных лыжах я, то и забавочку вспоминать мне.

До лагеря я работал в детской горнолыжной школе и старший тренер Валера Лисин, подогнал мне на зиму мои казённые ботинки Альпина. В лагере

ботинки были шнурованный Эльбрус и лыжи ЕРОХУ (ЕPOXY), которые, крепления КЛС 3, само собой. У меня , у Петрова были ЭПОКСИ МИНИ, у остальных кто что хотел. Вот как то съездил я вниз, забрал в школе ботинки и привёз в лагерь. Клубились мы в основном на строй площадке, в складеи мастерской, где ремонтировали снаряж, пили чаи и сушили ботинки (калорифер там был). Зашёл я, значит, и поставил пластиковое чудо, высотой под колено, на верхнюю полку стеллажа, чаюем под речи Петровича. Забегает Серёга, вопит, что уже обед и всё стынет, тут его взгляд спотыкается на ботинках и он впадает в столбняк. -Эттто что такое? -Как что, говорим, -ботинки, а что не так? -Вижу, что не брюки, грит -а откуда? Вступает Петрович – Ну ты, Серёга совсем в своей кухне опух, потерял связь с миром и реальностью! -Ильфат же перед обедом привёз на склад и мы сгрузили. Это вон Тега успел подобрать размер, а мы после обеда пойдём. Серёга чуть из штанов не выпрыгнул, выясняя что надо для получения таких, только красненьких? -Вообще то Ильфат сказал, только участникам и тренерам, так что даже и на знаем, вступил Миша Коломейцев. Всё, Сергей запаниковал и стал вспоминать свои трудовые подвиги и способы поощрения начальством таковых впредь. Получалось, что кроме выдачи ему ботинок, другие поощрения выглядят ничтожными и тусклыми. Тут уже я: -Серый, ты вот чё, пиши на имя Сухана заявление, перечисли всё, что ты тут нам втирал и и после обеда рви когти к Виктору Ивановичу. Он будет орать, посылать, грозить, но ты не обращай внимания, это у начучей красивый старинный обычай, а мы на хвосте для поддержки. После обеда все дробной рысью погнали к кабинету нвчуча, Сергей зашёл, а мы под дверью стали давиться смехом. Всё было как надо – орал, матерился, грозил и т.д., поскольку не въехал, какого хрена Серёге надо

.Не, ну весело же было, да?

Светлая память Сергею Михайлову, нашему другу.

ПИК ДРУЖБЫ. История альпинизма от В.И. Рацека.

 

Этот документальный фильм о восхождении в 1953г. советских альпинистов на безымянную  вершину 6700м,  в истоках ледника Иныльчек, на границе СССР и Китая. Восходители назвали векшину “Пик Дружбы” в честь дружбы советского и китайского народов. Авторы фильма Владимир Рацек и Игорь Гутман. А операторы фильма, по тем временам,  совершили настоящий подвиг. Замечательно что фильм был сделан на ншей Фрунзенской студии документальных фильмов.

Ссылку на этот фильм прислал нам из Краснодара ветеран киргизского туризма и альпинизма Юрий Шевяхов. За что ему отдельное спасибо.

Смотрите фильм по этой ссылке.

https://ok.ru/video/3058084745533