Евтушенко Иван Ильич

 17.02.33 – 9.12.08

ded_html_m31f25e90  Нет он не умер. Он ушел
высоко в горы, в «долину Эдельвейсов».

ДЕД

Эту заметку я написал в ноябре 2008г. Но по техническим причинам она не вышла на сайт вовремя. И буквально через две недели 9 декабря его не стало. Он ушел очень тихо и спокойно. Уснул и не проснулся. Завидная смерть.

Я решил не переделывать ничего в той заметке. Ведь он остается живым для нас и сейчас, в его прекрасных фотографиях.

Я знаю Ивана Ильича уже 33 года. И уже тогда в 40 лет, его все звали – Дед. И уже тогда он постоянно жаловался, что он старый и больной, что ему трудно ходить в магазин за молоком. Но когда ни позвонишь, его нет дома. То он в любимой Ала – Арче, то в Алтын – Арашане, то в Шамси. В его старом, видавшем виды абалаковском рюкзаке, среди необходимого снаряжения для путешествий и восхождений в горах, на первом месте всегда был фотоаппарат. Сначала Любитель, потом Москва, Зоркий и, наконец, незаменимый Зенит.

ded_html_3189d1ddЕго знаменитые черно-белые фотографии Короны, Эдельвейса, Сары-Челека, Хан-Тенгри, до сих пор украшают стены высоких кабинетов, обычных школ и Иссык- Кульских турбаз. Неутомимый путешественник, он создал великолепную симфонию светописи киргизских гор.

Сейчас, в век высоких компьютерных технологий и цифровых камер, буйства красок и цветов, говорят о смерти черно-белой фотографии. Можно долго и много

спорить на эту тему, но я просто беру в руки фотокартину Деда, и все сомнения уходят. Свет, тень и полутона – вот и все средства выражения.ded_html_m49851700
Но какой мир открывают они глазами и камерой Деда! Нет ничего лишнего, все лаконично и прекрасно.

За свою альпинистскую жизнь Дед не завоевал никаких
спортивных наград и званий.  Был крепким второразрядником, но он и не гонялся за ними. А сокровище, которое он искал и ищет до сих пор, это закат на пике Хан-Тенгри. Эдельвейсовая ромашка у ледника, одинокая арча на ветру в стылом Ак-Сае.

ded_html_m5ca7122fВчера сарафанное радио донесло – Дед совсем плох, и доктора дали ему шесть месяцев. С перепугу я кинулся к телефону, но мне ответили, что Дед ушел на стоянку Рацека на съемку.

Дай Бог, тебе Дед, скрипеть на этом свете, как та Ала-Арчинская арча, еще триста лет!

Автор: В. Александров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *