Нет пророка в своем отечестве

 Александр Онин. Представитель команды Киргизского Спартака. Мастер спорта по альпинизму. А так же по вольной борьбе и борьбе САМБО. Неоднократный чемпион республики. И просто замечательный человек. Вместе с женой организовали детский дом в городе Кант. Одновременно в семье жило от 5 до 10 ребят. В середине 90хгодов во времена разрухи, разгула криминала и чиновничьего
безразличия — кому нужен был какой то частный детский дом!? От полной безысходности пришлось Александру собирать нехитрый скарб и всей большой семьей перебираться в Россию.
С тех пор следы его затерялись. Были слухи, что он даже погиб. Но слава богу все это оказалось выдумками. Он живет и здравствует. И главное его воспитанники растут, находят свою дорогу в жизни и благодарны своим приемным родителям.

 И все-таки нет пророка в своем отечестве!
Не нужен был в Кыргызстане детский дом Ониных.
Зато в России за эту заботу о детях лично президент
России наградил Александра орденом
«За заслуги перед отечеством» — и по праву!

Знай наших!!!

О тех, кого уже нет.

ЭССЕ

panorama1Все чаще с огорчением стал задумываться о возрасте. Не потому, что немощным стал, нет, а потому, что часто стало повторяться некое неприятное явление. В моём сознании  (слово? понятие? − не могу определить) звучит оно  как «Уженет». Именно так, с большой буквы и слитно. Приходит оно всегда в траурных одеяниях, поскольку несёт в себе только негативные эмоции. Читать далее

Дорогие родители

Это стихотворение посвящено, конечно же, нашим с Иной родителям…

В том саду, где цветы опадают, где когда-то текли родники,
Средь листвы ваши тени мелькают, дорогие мои «старики»
В том саду нежно вёсны рождались и всегда что-то ярко цвело,
И на «Спас» хрустно ветки ломались — спелость весила сотни кило.

А над домом громадная груша!…Ах, как мощно царица цвела!!!
И под ней человеческим душам, Жизнь особые судьбы плела.
Рядом с этим масштабом Вселенским наши души рвались на простор,
И легко танцевалось под «Венский»..через весь наш распахнутый двор.

«Утомлённое солнце» сипело под тупой патефонной иглой..,
Но дышалось нам вольно и смело — Жизнь казалась азартной игрой!

Да и как мы могли притомиться рядом с вами мои «старики»? —
-Вы ведь были, как вольные птицы, в вас энергии горной реки.
Даже зимней порой не стихали… Папа карты Тянь-Шаня чертил,
Ну а мама писала стихами о горах, не жалея чернил.

Но, как только снега опадали под дыханьем весенних лучей,
Вас всегда «на крыло поднимали» тропы, скалы, да горный ручей.
Вам под ноги Вершины стелились, Заполярье и Горный Урал!.
И везде, где б вы не появились, камнепад — даже тот замирал!

Охраняли вас горные духи, будто знали — вернулись свои!
А в среде вашей странные слухи, растекались, как запах хвои —
О каких-то магических силах, что вас вместе хранили от бед…
Просто мама Природу просила дать любви, а не сил для побед!

И сама преклоняла корону из своих замечательных кос.
Потому никого и не тронул рядом с нею смертельный покос!
Только мы упросить не сумели, и от этого больно до слёз, —
Мы и глазом моргнуть не успели, как вас Хронос обоих унёс!

До сих пор ваша старая груша над двором терпеливо стоит,
И всё ждёт ваши тонкие души, и, как пёс, домик ваш сторожит!
…Он, встревожено, глаз не смыкая, всё таращится, силясь понять —
Как вы, стоя у самого края, срок контрольный забыли назвать??!!!

IMG_5593

Сегодня мы были у родителей в такой день —
“Всемирный день альпиниста”

Эльвира Маречек

Чехи в альпинизме Киргизии

Впервые Центральный Тянь-Шань был исследован в 1856-57 годах Семёновым Тянь-Шанским. Но спортивных восхождений, в сущности, тогда ещё не существовало. Но с образованием СССР экспедиции военных топографов стали всё чаще прокладывать свои маршруты по Западному и Центральному Тянь-Шаню. И особенно их привлекал горный узел на границе СССР и Китая, над которым возвышался неприступный Хан-Тенгри, окружённый не менее серьёзными горами.
И, наконец, 11 сентября 1931 года Хан-Тенгри был взят на шестые сутки группой украинских топографов под руководством М. Погребецкого. Само восхождение подготавливалось 3 года, прежде чем его осуществили. Различные научные организации из центральных городов России отправлялись на исследование хребтов Киргизии, сплошь покрытые «белыми пятнами». И это способствовало развитию альпинизма на территории Киргизии, за счёт того, что в экспедиции приглашались местные молодые спортсмены.
Именно так и были вовлечены в серьёзный альпинизм  два молодых и начинающих альпиниста, встретившиеся в одном аэроклубе г. Фрунзе. И по стечению обстоятельств оба носили чешские фамилии. Это были Володя Рацек и его ровесник Боривой Маречек.

Сейчас сотни альпинистов проходят проторенными тропами к вершинам Тянь-Шаня, и мало кто из них знает, что ещё в довоенные годы первый след на склонах и гребнях этих гор был проложен молодыми энтузиастами альпинизма города Фрунзе , чехами по национальности, именами которых будут названы грозные вершины в горах  Тянь-Шаня!.

Владимир Рацек

Ratcek  Горами Володя Рацек заразился в 14 лет, когда отец взял его с собой в Центральную часть Киргизского хребта на поиски лекарственных растений. Горы восхитили его своей невероятной красотой и мощью. Через год он узнал, что при Фрунзенском обкоме комсомола организуется геологический поход, и тут же становится его активным участником. С этой экспедицией Володя Рацек прошёл более 700 км. по Ферганскому и Таласскому хребтам. Чуть позже он попадает в «школу альпинизма», организованную в ущелье Джеты-Огуз  Михаилом Погребецким, бывшим в то время уже очень известным горовосходителем – его имя гремело наравне с именами полярников. Благодаря своим качествам  Володя сразу же попал в инициативную группу. В июле 1937 года он совершил своё первое восхождение на вершину, которой было дано имя Компартии Киргизии.

1937 год – был первым годом сложных восхождений в Киргизии. Из Москвы приехали  Н.П. Попов и Г.И. Белоглазов, чтобы помочь развиться киргизскому альпинизму. Они и пригласили местных спортсменов Байгазинова и Рацека  на несколько восхождений в красивом ущелье Ала-Арча, расположенного близ города Фрунзе. Вслед за этими тренировочными восхождениями эта же четвёрка отправилась на Каракольский пик, который был успешно покорён. В то же лето Владимир Рацек был приглашён в экспедицию А. Леттавета на пик Нансена.

И эта вершина поставила имя Рацека в ряд известнейших альпинистов страны! Благодаря этому Владимир Рацек стал работать в Спорткомитете Киргизии сначала инструктором, а потом и руководителем отдела альпинизма и туризма. В эти годы были организованы лыжный переход Фрунзе – Джалал-Абад, высокогорные походы с допризывниками Фрунзе и Токмака, альпиниада колхозников-допризывников, военизированный горный поход через перевалы Киргизского хребта. Были покорены безымянные вершины, получившие имена пика Комсомола Киргизии, Медик, пик Школьников, Пионер, Павлика Морозова, пик Фрунзе, Манас, Электро и т.д. Понятно, что в те предвоенные годы альпинисты давали вершинам имена, созвучные той эпохе.

Мастером спорта В. Рацек стал в 1940 году после восхождения на Джигит. Он подготовил сотни солдат и офицеров для защиты горных рубежей. В суровый 1943 год перед подразделениями военных топографов советское командование поставило задачу дать чёткую орографию хребтов Центрального Тянь-Шаня.

Военно-топографические экспедиции в этом районе вели в течении ряда лет фото-теодолитную и аэрофотосъёмку, создавая основу для первой подробной карты этой горной системы. В невыносимо трудных условиях топографы поднимались на вершины, чтобы сделать одну-две засечки на окрестные перевалы и седловины. А на пути вставали коварные ледники и бурные  грохочущие реки. « Белыми пятнами»  были целые хребты с неизвестными ледниками и неизмеренными вершинами.

14 августа 1943 года пилот Богомолов поднял свой самолёт с инженером аэрофотосъёмки Арутюнянцем. В этот день было сделано удивительное открытие – «ледяная гора» в Восточном хребте Тянь-Шаня оказалась на 45 метров выше самого Хан-Тенгри!!! Высочайшая вершина в Тянь-Шане была найдена!!  Победа!!!   -7439.3 м! Тогда вершину назвали именем Военных топографов, но 18 ноября 1944 года Владимир Рацек предложил назвать её Победой!!!

С 1945 года В. Рацек работал в топографическом отряде на Памире, и его знакомство с этим горным регионом продолжилось альпинистами восхождениями . В 1948 году он организовал в Ташкенте секцию альпинизма при клубе Дома Офицеров, и эта секция в последствии прославила Узбекистан именами очень сильных альпинистов. В 1950 году Рацек возглавил восхождение туркестанцев на пик Ленина.  Сразу 12 человек на семитысячник –к тому времени это было самым крупным достижением высокогорного альпинизма.

Такого количества восходителей сразу на вершину этой категории сложности не знала ещё история мирового альпинизма. Этот успех окрылил альпинистов и далее последовал ряд сложнейших восхождений на самые высокие вершины: первый траверс пика Ленина, пик Коммунизма, пик Ленина, Советской Конституции, Каракольский пик, Чапаева, Дружбы, Хан-Тенгри и Победы. В 1952 году Владимиру Иосифовичу Рацеку присваивают имя Заслуженного мастера спорта СССР. Он был бессменным Председателем Федерации альпинизма Узбекистана очень долгие годы. Вся его жизнь была связана с горами.

Горы он любил самозабвенно. Много лет работал в Обществе охраны природы, вёл широкую деятельность по охране природных памятников Средней Азии, по сохранению её растительного и животного мира, популяризирует бережное отношение к богатству края.
В 1978 году Рацека приглашают на преподавательскую работу в Ташкентский Государственный Университет на кафедру альпинизма и туризма.  Невозможно перечислить  множество статей о истории Средней Азии, о популяризации природы, о её рекреационных ресурсах..

Владимир Рацек – человек, добившийся значительных успехов в науке, журналистике и в альпинизме. За географическое открытие (пик Победы) В.И. Рацек с группой топографов был удостоен Золотой медали Семёнова — Тянь-Шанского Он был вице-президентом Узбекского географического общества. В лице Владимира Иосифовича счастливо сочетались таланты общественного деятеля, организатора, спортсмена-путешественника, учёного и публициста. Многогранная деятельность В.И. Рацека  оборвалась 12 октября 1980 года. Именем Рацека в горах Памира была названа одна из вершин, вторая вершина с его именем находится в Центральном Тянь-Шане.

Боривой   Рудольфович  Маречек

Удивительным образом пересекаются жизни двух чехов, проживавших в одном городе, начавших практически одновременно свой альпинистский путь. Но ещё более поражает то, как развивалась их деятельность в разных областях научной и общественной жизни, даже в мелочах совпадая одна с другой.

0555Мой отец, Боривой Маречек, познакомился с Володей Рацеком  во Фрунзенском  Аэроклубе, где они занимались планеризмом. Боривой ещё и летал на  самолёте У-2, а позже и По-2, став лётчиком-инструктором. К этому моменту Боривой был уже чемпионом Киргизии по бегу на 100м и в лыжных гонках на10 км. В том же 1935-36 годах , будучи совсем молодым, он освоил профессию геодезиста и работал по этой специальности в Кирплангоре, откуда и попал в топографическую экспедицию Анатолия Георгиевича Докудовского   Именно это обстоятельство  сыграло очень большую роль в том, что Боривою Маречеку удалось сделать одному титаническую работу – он смог составить очень подробную орографическую карто-схему всех 9ти хребтов Центрального Тянь-Шаня. На это ушли годы кропотливого труда и зимой, и летом. Боривой Рудольфович на все свои восхождения носил с собой тяжёлую латунную буссоль с треногой, высотомер,  тетради и карандаши для зарисовок. И когда его спутники отдыхали, Боривой делал засечки, зарисовывал вершины, перевалы, жандармы, — благо, что он очень хорошо рисовал, будучи студентом Фрунзенского художественного училища. До сих пор в нашей семье хранятся, как реликвии, и буссоль, и кипы тетрадей с расчётами, рисунками и описаниями маршрутов. Зимними вечерами и ночами он обрабатывал материалы, полученные на восхождениях, чертил бесконечные километры калек и миллиметровок, расстелив их на полу  насквозь через две комнаты, ползая на коленях вокруг этих «ковров».. Но это было позже, а тогда, в 1937 году Боривой закончил близ Алма -Аты 1ю Среднеазиатскую школу инструкторов альпинизма, которой руководил замечательный человек и альпинист Олег Дмитриевич Аристов. К сожалению погибший в этом же году на Памире при покорении пика Коммунизма (тогда ещё пика Сталина).

Ещё в 1936 году Боривой «заразил» горами и своих друзей, и свою любимую девушку — Анастасию Бондаренко, которая вскоре пошла за ним и в Аэроклуб, и в Художественное училище, и в горы, став его спутницей на всю жизнь. На все 60 лет совместной жизни.!  Поэтому вся дальнейшая их судьба может рассматриваться только вместе. Хотя были в их жизни два срока, разлучившие их, к счастью,  временно – сначала в 1938 году Боривоя, чеха по национальности, арестовало НКВД, как врага народа, но, продержав почти год,  всё же выпустило. Это было редким счастьем в ту пору, но Анастасию за эти месяцы старательные «праведники» успели выгнать и из комсомола, и из Аэроклуба. Второе расставание они перенесли стойко и осознанно – Боривой ушёл воевать на ВОВ, где прослужил в чешском корпусе генерала Людвига Свободы, с боями дошёл до Праги и был отмечен высшей офицерской наградой Чешской Армии  — стал кавалером « Военного креста 1939 года», был награждён и др. медалями.  А Анастасия в это время, будучи инструктором альпинизма, обучала призывников технике скалолазания для военных действий на Кавказе. Ею было подготовлено несколько тысяч бойцов для фронта. Конечно, арест и тюрьма в 1938-39 годах , когда альпинизм стремительно развивался, помешал молодой паре активно влиться в этот процесс раньше, но ещё в 1936-37 годах во Фрунзе начала регулярно работать секция альпинизма, в которой они сразу стали активистами.

Ала-Арчинское ущелье, расположенное в непосредственной близости от г. Фрунзе, оказавшееся исключительно живописным, богатым разнообразными и красивыми вершинами различной категории сложности, стало буквально тренировочным полигоном для молодых альпинистов. Будучи энтузиастами своего дела, молодые ребята, почти каждые выходные пешком добирались из города (километров 40) до Ала-Арчи, успевали сделать восхождение, посидеть у костра и вернуться в город к началу рабочей недели.

1937 год был первым годом массового развития альпинизма в республике и пренёс замечательные результаты. Основным методом работы стало проведение массовых альпиниад на периферии, в различных горных районах республики. Получив инструкторскую квалификацию, Анастасия с 1939 года стала ежегодно водить группы молодых альпинистов на зачётные восхождения и, особенно, спортсменов-разрядников. Это она в 1950 году, будучи уже матерью двух детей, первой среди альпинисток Средней Азии  совершает восхождения на вершины высшей категории сложности и первой же выполняет норму Мастера спорта.

Сам Боривой Маречек  всего себя отдал развитию массового альпинизма в Киргизии. В его послужном списке более 500 восхождений всех категорий сложности. Случилось так, что и ему, и его жене пришлось дважды выполнять нормы Мастеров спорта и по альпинизму, и по туризму. Ими организовывались ежегодные альпиниады по всей Киргизии, десятки секций альпинизма на предприятиях, допризывная подготовка по альпинизму сотен молодых людей. Как уже упоминалось, в годы ВОВ он был руководителем школы горных стрелков для боевых действий на Кавказе, вместе с женой они подготовили более 6000 офицеров Красной Армии.

Победно закончилась Великая отечественная война, пронеся вместе с другими победоносные знамёна от белоснежных вершин Кавказа через лесистые Карпаты и скалистые зубцы Высоких Татр до остроконечных пиков Альп, возвратились домой альпинисты. Но некоторые уже никогда не вернутсядомой. В тяжёлых боях пали смертью храбрых Касымалы Байгазинов,  Митрофан Березин, Василий Брылёв,  Константин Воробьёв, Сергей Александров, Алексей Омельченко, Пётр Афанасьев, Валентин Бессонов.

Для дальнейшего развития альпинизма в Киргизии необходимо было подготовить новые кадры инструкторов, создать материальную базу, привести в порядок классификацию вершин иперевалов. Ещё сидя в окопах войны Боривой в письмах  к любимой жене мечтал о том, как онивместе пройдут траверсом весь Центральный и Восточный хребты Тянь-Шаня и сделают егоорографические карты. И вот теперь эта задача вплотную встала перед ними, надо было составлять маршруты, описывать восхождения, уточнять классификацию вершин. Уже весной 1946 года начала свою работу школа инструкторов альпинизма, созданная на курорте Иссык-Ата. За летний сезон этого года было совершено 20 восхождений 1й и 2й категории сложности. В 1947 году  число восхождений увеличилось до 52х  вершин, из которых 35 были первовосхождениями.

В 1948 году число восхождений стало меньше, но зато сложность их увеличилась. Так, год за годом  нарастал опыт альпинистов Киргизии. Первого июля 1951 года на живописной поляне у арчёвого леса в ущелье Ала-Арча открылся первый в Киргизии альпинистский лагерь ДСО « Искра». Боривой Маречек был одним из самых активных организаторов и первым начальником учебной части этого лагеря.  Первый же альпинистский сезон в этом лагере позволил совершить более 30 восхождений различной категории сложности, был проведён республиканский сбор сильнейших альпинистов.

Альпинизм в Киргизии развивался и стал поистине популярным видом спорта при активном участии и содействии  Боривоя Рудольфовича Маречека. Благодаря увлечённой деятельности Боривоя Рудольфовича в горы пришли тысячи людей, которым он передал свою влюблённость в прекрасный Тянь-Шань. Везде, где брался за дело Б.Р. Маречек, возникало массовое увлечение альпинизмом, туризмом и спортивным ориентированием. Всю свою жизнь он был ярым поборником сохранения природы в её первозданном виде, приучая всех участников экспедиций  оставлять после себя чистые стоянки.

Много лет Маречек Б.Р. преподавал в Киргизском Государственном Университете на кафедре физкультуры, обучая молодёжь туризму и любви к горам. Далеко за пределами республики  Маречек был известен, как самый грамотный знаток всех районов  Киргизии, досконально  помнящий  все детали сложнейших маршрутов, подходов и стоянок. Мог часами консультировать всех, кто приезжал к нему с просьбами, детально обрисовывая любую переправу через бурные реки. Им были написаны путеводители по Киргизии, разработаны прекрасные маршруты по горному туризму разной категории сложности. Его многочисленные статьи и интереснейшие лекции до сих пор вспоминают с большой благодарностью тысячи людей, которым посчастливилось общаться    с этим умным, самодостаточным человеком, всегда сердечным и позитивно настроенным. Он всегда был настроен на доброе общение, на самоотдачу, всегда желал отдать значительно больше, чем получить, общаясь с людьми.

Своей любовью к горам и людям Боривой Маречек заслужил и уважение, и долгую память людей. В 2002 году альпинисты совершили восхождение на одну из вершин  Ала-Арчи, назвав её именем  Боривоя Маречека. Провожала  альпинистов на это восхождение 80летняя Анастасия Бондаренко, а через 5 лет  и её имя появилось на двуглавой вершине, рядом с именем мужа. Так и стоят они плечом к плечу, как прошли по жизни, двуглавой горой над городом, среди других прекрасных гор Тянь-Шаня.

Рудольф Павлович Маречек

«Моряки любят свои моря, пастухи – широкие просторы степей, где привольно пасутся их стада, а жители гор безумно влюблены в свои горы, на склонах которых шумят еловые и сосновые леса…» — так писал в одной из своих статей  тогда уже старый альпинист, чех Рудольф Павлович Маречек, большую часть своей жизни проживший в Киргизии и отдавший её горам всё своё сердце.

Marechek1Родился он 29 февраля 1888 года в селе Новый Грозенков, что на Моравии. Вокруг раскинулись Бескудские горы, которые с самого детства пленили его своей очаровательной красотой. Он жадно впитывал в себя окружающее,  знакомился с богатым растительным  и животным миром, учился вторить птичьим голосам, пытаясь говоритьс ними на одном языке. Всю свою жизнь он пытался найти один общий язык для того мира, который он любил всем своим сердцем. Позже это желание приобретёт реальное воплощение, которому он будет верен всю свою, богатую на яркие события – везде, где  жил, он неизменно организовывал вокруг себя клубы по изучению международного языка «ИДО».

Уже в юности он познакомился с Альпийскими горами, прошёл их пешком от Вены до Швейцарии, Затем лесистые Карпаты и даже Кавказские горы с их  субтропиками. За эти годы ему не раз приходилось преодолевать перевалы и даже вершины, что было свойственно его бурной натуре. Но самые суровые испытания в горах ему пришлось испытать, когда он , ещё будучи гражданином Австро-венгрии, принимал самое активное участие в установлении советской власти в Семиречьи.

Осенью 1918 года он взял на себя обязанность  доставить в Китай амнистию для беженцев- киргизов, изгнанных из долин Тянь-Шаня после восстания 16 года. Рудольфу, привыкшему с детства ходить по горным тропам Европы, показалось вполне возможным,  прочертив по линейке прямую линию между Пржевальском и Уч-Турфаном, отправиться в поход вместе с проводником.

Вскоре, любование красотами прекрасных альпийских лугов и стройностью тянь-шанских елей, сменилось почтением к суровости горных перевалов, заснеженных вершин и грохочущих  ледяных рек. Переход был так тяжёл и труден, что потребовал совершенно нечеловеческих усилий, оправдать которые могли только такие человеческие устремления и вера в светлое будущее, что были свойственны подвижникам тех революционных лет. Тогда ему покорился и Каракольский перевал, и Кум-Ашу, перевалы Бикертик, Бедель и Джукучак.  Позже, уже будучи спортсменом-альпинистом, живя в среде  этих людей, он и сам не мог поверить, что одолел тот страшный переход, да ещё в обе стороны. Почёсывали затылки и сами альпинисты, которых мало чем можно было удивить.

Через много лет, уже после того, как он получил политическое убежище в СССР, после того, как замыслил, организовал и прислал в Киргизию чехословацкий промысловый кооператив, когда на много лет поселился в Пржевальске, он возглавил секцию альпинизма при сельско-хозяйственном техникуме, организованную его старшим сыном Боривоем ещё в 1943году.

Вообще, вслед за старшим братом в горы стали ходить и Владик с Кветошем, и Драгомира. – младшие дети Рудольфа Павловича, поэтому и самому основателю семейства не пристало тянуться «в хвосте» — Рудольф Павлович Маречек привык тропу прокладывать сам!!!. А гор, на которые ещё не ступала нога человека, в Заилийском Алатау было предостаточно. Поэтому на долю этого, уже давно не молодого человека 62х лет от роду (!!!), досталось первовосхождений столько, что хватило бы на несколько других жизней.  И на каждой вершине он устанавливал флаг и памятную доску в честь тех, чьи имена он старался увековечить на картах мира: — Пик Дружбы народов, пик 800лет Москвы, пик Большевик, Александра Матросова, Юлиуса Фучика, Пальмиро Тольятти, Георгия Димитрова, 28 Панфиловцев, Клемента Готвальда, Антонина Запотоцкого и т.д.  Всего более 25 вершин – и это на седьмом десятке лет! А последнее своё восхождение Р.П. Маречек сделал в возрасте 76 лет!  За годы своего увлечения альпинизмом он подготовил сотни молодых спортсменов, ставших значкистами и разрядниками, участвовал в альпиниадах, был ярким популяризатором  прекрасных гор Тянь-Шаня.

Вспоминая о моём деде нельзя не вспомнить, что его дом в Пржевальске был приютом для массы альпинистских экспедиций, идущих на «Победу» и другие сложнейшие вершины Восточного Тянь-Шаня. Десятки спортивных групп отдыхали на  сене гостиницы «Весёлый чердак»,  слушая рассказы энергичного человека с белой шевелюрой пушистых волос и ярко-васильковыми глазами. А чешские песни, которые он распевал своим необычным гортанным голосом, полным энтузиазма и силы, запоминались необычной напевностью. Человеческая память благодарна к таким людям и, желая увековечить эту память, казахские альпинисты назвали в честь Рудольфа Павловича Маречека  скальную вершину, взметнувшуюся двумя зубцами к небу в горах  Заилийского Алатау.

Я рассказала о судьбах трёх  чехов, подаривших свои  талантливые жизни  нашему горному краю,  его настоящему и будущему. Эти люди своим существованием обогатили  ту среду, в которой им пришлось жить; они украсили, сделали  более осознанными  судьбы очень многих людей, тех, кому повезло в знакомстве с ними.
08. 07. 2013  Эльвира Маречек

Тянь–Шанская история

Рудольф Павлович Маречек (1888 — 1970)

Marechek1История, которую я хочу рассказать, произошла осенью 1918 года с моим родным дедом – Маречеком Рудольфом Павловичем, чехом, которого ветры истории и неугомонный характер занесли в то безумно тяжелое время на Тянь-Шань, в Прииссыкулье. Конечно, эта история, ставшая почти легендой, много раз пересказывалась в нашей семье, постепенно обрастая всё более и более страшными подробностями. Но когда мне было уже самой 60 лет, в мои руки попали и архивы моего отца, и архивы моего деда, тщательно сохраненные моей тётушкой – Драгомирой Маречек, и вот тогда я впервые прочла обширную докладную записку моего деда о его путешествии через ледники и перевалы Тяшь-Шаня в Китай, куда он вёз амнистию киргизам, учувствовавшим в восстании 16-го года. Конечно, существуют какие-то официальные версии этого киргизского восстания, которые в угоду политическим или национальным тенденциям, имеют различную окраску. Но в русско-украинских семьях старики сохранили скупые и страшные воспоминания о кровавой резне 1916 года, когда многие казацкие поселения были вырезаны до единого человека. Тогда же в 16-м году, восстание киргизской бедноты, умело направленное на такой же русский люд, было жестоко подавлено царскими войсками и всё киргизское население был изгнано в Китай. Был издан царский Указ о запрете проживания киргизов во всех пяти долинах Тянь-Шаня: в Чуйской, Иссык-Кульской, Нарынской, Нарынской, Алайской и Таласской. Временное правительство сохранло этот Указ, а вот Советская власть уже в 18 году объявила амнистию, по которой любой желающий имел возможность вернуться на родину беспрепятственно.

И вот именно моему деду – молодому, 30-летнему чеху, всего год назад впервые приехавшему в Среднюю Азию, только что похоронившему в дороге своих старших детей, было поручено осуществить эту миссию – вернуть киргизские семьи на родину.

Представьте этого европейского франта, который с юных лет носил «бабочку» и бант, а теперь вынужденного приторочить к седлу своей киргизской лошади овчинный тулуп, так как его ярко-оранжевое пальто, купленное в 11-м году в Вене, как последний «писк» моды, не выдерживал никакой критики на фоне суровых гор. Да и высокие жёлтые ботинки на скользкой подошве тоже вызывали сомнение. Однако, надо заметить этого желто-оранжевого павлина с яркими васильковыми глазами было очень трудно, тем более, что он везде оказывался в первых рядах любого начинания, а то и его создателем.

Возможно, что именно эта его яркость и спасла ему жизнь, когда его пленённого китайцами, заметил на базарной площади известный французский путешественник Марти. Хотя я забегаю вперед…

В начале осени 1918 года областной комитет партии и облсовдеп поручил моему деду поехать в Китай и договориться с китайскими властями Учтурфана о возвращении киргизов на родину. Медлить было нельзя, так как приближалась зима, закрывались снегом горные перевалы на много месяцев, поэтому, выбрав самый короткий и опасный путь Маречек двинулся в дорогу с двумя проводниками киргизами 24 сентября. Конечно, у него был опыт путешествий по Средней Европе и Кавказу, но только полное незнание Тянь-Шаня заставило его наметить свой маршрут. Точно по меридиану Пржевальск – Учтурфан, через горные хребты Терскея, Куйлю, Ишек-арт и Кокшалтау. Позже он напишет, что «только благодаря огромному опыту, смелости и исключительному знанию особенностей природы Тянь-Шаня моими проводниками и, главным образом, Амандыка Канаева, — уроженца сыртов на Ак-Шийраке, нам удалось преодолеть вместе с лошадьми все трудности высокогорного пути по скалам и ледникам на высоте около 5000 метров над уровнем океана».

Надо сказать, что ещё на первых ледниках Амандык подковал лошадей острыми шипами, и это позволило им смело карабкаться по ледовым кручам. Совершенно невероятное, сверхнормативное напряжение физических и моральных сил в длинных, иногда и ночных переходах, дало и людям, и навьюченным животным перевалить через грозный хребет Куйлю.

Первых людей они и встретили на заснеженном берегу горной реки Сарычат. Это была почти сотня голодных обессиленных киргизов, многие из которых просто лежали на земле, дожидаясь смерти. На счастье, этим же путём ферганские купцы из Китая гнали стадо овец и лошадей.

Как, вы думаете, поступил бы молодой европеец, свободный от премудростей азиатского менталитета? Конечно, держа винтовку на перевес, от имени Советской власти, он приказал купцам зарезать десяток слабых и хромых овец, разжечь костры и накормить обессилевших людей. Смелый приказ, винтовка, и пара крепких проводников за спиной возымели действие, и десятки людей были спасены. Но другим повезло меньше…

Дальше их путь пролегал по пути бегства киргизов в 1916 году в Китай, путь этот, представлял из себя сплошное кладбище – южные склоны были усыпаны белыми костями людей и животных, а на северных склонах лежали замороженные трупы тех, то не смог сопротивляться усталости и холоду.

Тяжело было смотреть молодому, но уже сложившемуся интернационалисту на эту трагедию двух народов, когда голод и нищета, дикий фанатизм, да подстрекательства баев, манапов кинули этих людей на совершенно бессмысленную «священную» войну против русских и украинских сельчан. И это привело к ужасной катастрофе, последствия которой волей судеб было поручено прекратить именно ему – чеху, родившемуся в далёкой Моравии.

А пока и его самого ждали тяжёлые испытания в средневековом городе – крепости с толстыми стенами, куда они наконец-то добрались. Рудольфа Маречека арестовали китайские полицейские как иностранного шпиона. Под охраной тех же полицейских Рудольфа привезли в город Ак-Су, по дороге, в которой пришлось пережить еще одно испытание, едва не стоившее ему жизни. Переправа через двенадцать рукавов бурной реки Сары-Джаз, питающей своими водами реку Тарим, которая пересекая пустыню Такла Макан с запада на восток, впадает в болотистое озеро Лоб-Нор. Каждый путник, решившийся переправиться через рукава этой бешеной реки, оставался один на один со своей смертью, а выбравшись на другой берег, падая на землю благодарил бога за милость его. И так 12 раз, пока чёртова река не оставалась за спиной счастливчиков.

По прибытии в Ак-Су Маречек был посажен в отдельную узкую камеру зиндана, в которой свет проникал через решётку сверху. Каждый день его выводили на базар, чтобы он мог купить себе еду или найти случайного переводчика. Три недели он провёл на жестоких голых нарах, вспоминая ночами своих умерших от скарлатины старших детей и годовалого сынишку Боржика с женой, которых он оставил в новом для них краю, с плохим знанием языка и обычаев.

Будучи очень контактным и общительным он, не теряя времени зря и в течении всего дня искал любые контакты с людьми, которые хотя бы чуть-чуть знали русский язык. Постепенно у него появились знакомые, охранники, продавцы на базаре, которые, прослышав о возможности вернуться в родные края, стали приводить к нему новых слушателей. Но переводчика, который бы смог перевести бумаги, так и не находилось.

И вот однажды, когда его в очередной раз вывели на базар, он увидел европейца с огромным сенбернаром возле ног. Увидев Маречека, европеец сам поспешил ему на встречу и заговорил по-французски. Этот плотный, среднего роста человек с бородкой по фамилии Марти оказался членом французского географического общества, совершающим своё путешествие по азиатскому материку вместе с женой и собакой. Марти (Мартен) выслушав Рудольфа, был очень возмущен его арестом и пообещал тут же помочь. Первым делом, проявив отцовскую заботу о молодом человеке, Марти (Мартен) заказал в ближайшей дунганской кухне горячий обед, на который пригласил секретаря и других чиновников даутая.

После сытного обеда с китайской водкой джун-джуна Марти затребовал немедленной аудиенции у даутая, на которую успел подойти и его секретарь, и переводчик, говорящий на русском, французском, китайском и уйгурском языках.

«Маленькое недоразумение », длящиеся почти 20 дней было устранено за чаем из маленьких фарфоровых чашек. Беспрепятственное разрешение для возвращения киргизов было получено тут же, исключая должников и заключённых. Представителю Советской власти из Семиреченской области были возвращены лошадь, винтовка и патроны, обеспечены охрана и пропуск через границу.

Уже через день разрешение на отъезд получили первые двадцать семей, большинство которых, решилось идти за Рудольфом Маречеком, не дожидаясь весны.

Прощание с Марти (Мартеном) и его переводчиком, который когда-то был проводником Пржевальского по Китаю к озеру Лоб-Нор, было трогательно до слёз, тем более, что за две недели до этого Марти (Мартен) пережил свою личную трагедию – в дороге умерла его жена, и теперь он продолжал своё путешествие без неё. Мой дед пообещал, что будет помнить его всю свою жизнь до самой смерти. Марти (Мартен) на прощание подарил молодому другу фотографию, на которой он был вместе с женой Женей и любимым сенбернаром.

Фотография эта хранится и до сих пор в семейном архиве, тая в себе очень серьезную загадку. Подпись на фотографии читается как «Марти», но позже на том же снимке появилась подпись «Мартен», сделанная рукой моего деда.

Действительно, был такой французский путешественник Джозеф Мартен, совершивший в 1980-х годах переход из Пекина через всю Азию и Кашгар в Туркестан, и умерший в конце своего путешествия в Новом Маргилане. Историограф Французского землепроходца Жан Даниэль Берже рассказывал, что Джозеф Мартен родился в небольшом французском городке Вьене 15 августа 1848 года в семье столяра. Но события, которые я описываю, происходили в 1918 году – через 26 лет после смерти Д.Мартена. Возможно, что спасителем моего деда был сын, внук или родственник Джозефа Мартена, решивший пройти по маршруту своего предка…

Но в нашей истории друзья одновременно выехали из крепостных ворот, но дороги их лежали в противоположных направлениях: одна на Уч-Турфан, а далее через хребты небесных гор к голубому Иссык-Кулю; вторая – через Кашгарию в Индию.

Справедливости ради надо сказать, что был ещё и один добровольный переводчик дунганин Иманов, который так воодушевился рассказами Рудольфа о новом советском государстве и о возможности вернуться на родину, что взялся высвободить Маречека из зиндана, добившись встречи у даутая. Однако, когда стало понятно, что перевод не удался Иманов так распалился, что позволил себе повысить голос на секретаря даутая, за что был сам избит и изгнан из Китая. Но уже в ноябре 1918 года он оказался в Пржевальске и его дальнейшая судьба была связана с Маречеком.

Обратный путь в Пржевальск оказался не менее драматичным, так как зима в горах уже вступала в свои права, снег достигал до стремян всадников, люди умирали от холода, голода и лавин. В этой ситуации одни люди проявляли свои лучшие человеческие качества, другие – самые низменные. Однако, молодой и сильный духом Рудольф Маречек с честью проходил через все трудности, но настоящая беда его постигла под перевалом Джугучак при спуске в Иссык-Кульскую долину. Когда утонула в горном болоте его лошадь, прошедшая с ним весь сложный путь. Рудольф остался один среди снежной пурги без тулупа, в мокрой одежде. Он шёл и шёл, боясь остановиться на одну минуту. Когда на него наткнулся житель села Покровка Утубаев, он уже мало, что понимал. Но когда его привезли в больницу и стали оказывать помощь, прежде чем заснуть, Маречек всё же смог настоять, чтобы его ноги сначало опустили в чан с водой комнатной температуры, чтобы одежду и обувь не сняли вместе с кожей. Долго ещё пришлось лечить от обморожения и руки, и лицо, и ноги. Но на парад военного гарнизона города Пржевальска, который состоялся 7 ноября 1918 года, его привезли на санках, с которых он и сказал свою речь.

Но на этом история с возвращением людей из Китая для Р.П. Маречека не закончилась, так как лёжа в больнице, он уже активно руководил созданием пунктов помощи для беженцев, чьи бедствия он видел своими глазами.

Описанное событие было только одним из эпизодов длинной и деятельной жизни чешского интернационалиста Рудольфа Маречека подарившего свою жизнь России, где он видел массу возможностей для реализации главной идеи своей жизни – взаимопомощи в масштабе целых народов.

Эльвира Маречек

Восхождение длиною в жизнь

231Воспоминания о моём отце – Боривое  Рудольфовиче Маречеке – дважды мастере спорта по альпинизму и горному туризму, участнику Великой Отечественной Войны, отмеченному высшей боевой наградой Чехословацкой Армии, в составе которой он встретил День Победы в освобождённой Праге.
Каждый человек решает сам, как ему прожить свою жизнь – вариантов великое множество: можно ждать манны небесной, уповая на тех, кто рядом; можно пустить всё на самотёк – куда вывезет; можно мечтать о путешествиях в чудесные края; можно делать открытия и изучать науки; можно добиваться известности,… власти,… денег… Он избрал горы, он избрал Восхождение!…  Восхождение — длинною во всю свою жизнь! Читать далее

Анастасия Бондаренко

Анастасия Бондаренко – первая женщина «Мастер спорта» по альпинизму
в Средней Азии

Апрель…Солнце…Горы…Весна…Энергии цветения…энергии новой жизни, новых планов,походов, жажда жить, любить, рисовать, писать стихи – всё это она,  моя мама – Анастасия Бондаренко!!! Даже в имени её была заложена сама жизнь, ведь  Анастасия – это  Воскресшая!!!   А за её спиной , безупречно прямой и на девятом десятке лет,  всегда незримо ощущались  мощные крылья!  Ведь  даже день её рождения – 17 апреля —  является днём птицы ФЕНИКС!!!     Читать далее

Про начспаса Ляха и лагерную жизнь

Так вот, про Славу Ляха.

IMG_1656Как-то вечером тысяча девятьсот семьдесят какого-то года (это ведь не важно?) зашёл я в гости к Валере Денисову. Он тогда ещё был холостым, и ничего странного не было в том, что один благородный дон зашёл на огонёк к другому благородному дону на рюмку чаю.   На кухне сидел мужик кержацкого вида, на столе стояло необходимое, куда я добавил своё. Читать далее

Самохвалов Владимир Владимирович

Вначале несколько официальных строк: родился 23 марта 1937г. В альпинизме с 1955год -новичок в а.л «Баксан»; 1965 — участие в Первенстве Союза, серебро; первое высотное восхождение — пик Ленина в 1966г — Первенство Союза, бронза, выполнил норму мастера спорта. 1967 — присвоено звание мастера спорта по альпинизму.

Scan-121222-0096

В. Лях, Э.Насонова, В. Самохвалов

До 1973года жил в Челябинске и преподавал в Челябинском Политехническом институте. 1974 — работает в Управлении альпинизма, начальником КСП Центрального Тянь-Шаня. 1977-1983 – начальник КСП Заалайского района. 1983-1985гг — директор альплагеря «Ала-Арча» Почётный спасатель ВЦСПС, имеет 20 маршрутов 5 ой категории сложности.    Scan-121109-0057-193x300IMG_1536-271x300

Бирюков Владимир Николаевич

birukovМС по альпинизму Республики
Кыргызстан(1995). Жетон «Спасательный отряд» (1971), «Почетный спасатель» (1988).
Инструктор-методист по альпинизму 1 категории (1979).   «Снежный Барс» (1983).
Кавалер ордена «Эдельвейс».
В период 1965-69 гг. служил в ВМФ СССР. Награжден знаком «За дальний поход».
1965 г.- окончил Фрунзенский автомобильно-дорожный техникум. После окончания
работал на строительстве  Токтогульской ГЭС мастером-дорожником. Участвовал в
промышленном освоении скальных склонов (оборка от живых камней, укрепление
скальных блоков, укрепление защитных сетей).
1975 г. — окончил Фрунзенский Политехнический институт по специальности инженер-строитель.
1962 г. – год первого альпинистского восхождения на пик Электро (4090 м) в
ущелье Ала-Арча. Первым инструктором у него был  – известный альпинист и инструктор
В.А.Аксёнов.
1969 г. — окончил школу инструкторов альпинизма Средней Азии в а/л «Ала-Арча» под руководством Барова К. А.
1970-1977 гг. — активная работа инструктором (командиром отделения, отряда) в альпиниадах и  альплагерях «Ала-Арча», «Ала-Тоо», «Высотник», в  КСП Кыргызского Ала-Тоо.
1977-1979 гг. – Бирюков В.Н. работает в Спорткомитете СССР на должности
старшего тренера  по альпинизму по Киргизской ССР.
1979 — 1988 гг. – инструктор-методист по альпинизму  в Геодезической экспедиции
ГУГК СССР. В его обязанности входила организация сопровождения инженеров-
топографов и строительство триангуляционной сети на вершинах Ц. Тянь-Шаня.
Параллельно с инструкторско-тренерской и организационной  работой в альпинизме
Бирюков В.Н. успешно организовывал и проводил в качестве руководителя альпинистские
экспедиции на высочайшие вершины СССР:
1972 г. — п. Е. Корженевской (7105), маршрут Цетлина.
1974 г.  — п. Ленина (7134),  маршрут с л. Большая Саукдара с перевала Крыленко.
1976 г. — п. 26 Бакинских Комиссаров (6824)  и  п.  Революции (6940)  по маршрутам
5Б к.с. Восхождение на п. Революции запомнилось помощью друзей по команде,  когда
при выходе на вершину во время сеанса радиосвязи, случайный камень, сорвавшийся
32сверху должен был попасть в голову Д. Бочкова, стоявшего немного ниже по склону от
Бирюкова. Трагедия казалась не минуемой. И тогда в последний момент В. Бирюков
подставил под камень свою руку. После консультации по связи с врачом и оказания
необходимой помощи (предплечье было раздроблено на мелкие косточки), товарищи по
команде, забрав у него рюкзак, обеспечили его выход на вершину и организовали
наиболее простой, но длинный путь спуска на л. Грум-Гржимайло и,  через два дня похода
через ледники Федченко и Абдукагор они пришли в лагерь в долине Ванч, где уже
ожидала  машина для долгого пути домой во Фрунзе.
1980 г. — п. Хан-Тенгри (6995) – 5Б к.с. Установка на вершине стационарного
алюминиевого триагуляционного пункта.
1981 г. — п. Победы (7439) с л. Звездочка, через пер. Дикий и Зап. вершину п. Победы
– 5Б к.т.
1983 г. — п. Коммунизма (7495) с л. Москвина – 5А к.т. и п. Е. Корженевской (7105)
по маршруту Буданова – 5Б к.с.
Бирюков В.Н. является активным альпинистским общественным деятелем: 1976 —
1994 гг. —  председатель президиума ФА Киргизской ССР;  1994 —  и по настоящее время —
вице- президент ФА Кыргызской Республики.
С 1988 г. Бирюков В.Н.  возглавляет туркомпанию «Тянь-Шань Тревел», которая
специализируется на приеме альпинистов и экстремальных туристов. Фирма «Тянь-Шань
Тревел» является генеральным спонсором ФА Кыргызской Республики и детской школы
скалолазов.  В 2003 г. компания «Тянь-Шань Тревел» обеспечивала прыжок
парашютистов на пик Ленина (7134). Пять парашютистов под руководством Д. Кисилева
успешно приземлились на вершину семитысячника и благополучно спустились в Базовый
лагерь.
В период 1973 – 1991гг. он являлся тренером сборной команды Кыргызского РС
ДСО «Спартак». Команда неоднократно завоевывала призовые места на Чемпионатах
СССР, ЦС ДСО «Спартак» и Киргизской ССР по альпинизму. За этот период
подготовлено 5 МС СССР, 16 КМС СССР и более 200 альпинистов массовых разрядов.
Бирюков В.Н. вместе с Соломатиным П.И. подготовили и выпустили два
путеводителя: «По Центральному Тянь-Шаню» и «По Киргизскому Ала-Тоо».
В.В.Александров