Хелиски

Как у нас начинались Хелиски

Было это в далёком 1990 году, кажись в начале марта, но не поклянусь– забыл точную дату. Слава Александров нашёл меня как то,  да и огорошил:

— Приглашаю тебя, грит, на программу Хелиски гидом!

Ну, пригласил.  Что это, как это – тёмный лес! Это сейчас всё  облётано, пристреляно, вертолёты помощнее, у нас лыжи  чёрт-те какие. Тогда всего этого даже не мечталось, потому что не существовало.

P1060391-300x225Начали. Первая группа немцев, фюрер группы Карл Шотт, альпинист. Начали со скитура, это на лыжах пешком в гору, а потом вниз с горы со свистом. Чтобы лыжи задним ходом не ехали, на скользящую поверхность приклеивается такая ткань с ворсом, которая не даёт лыжам скользить. На горе она снимается и вперёд, вниз. Начали с Чон-Курчака. Я за рулём ГАЗ 66-вахтовка, Слава в будке с группой.  Приехали. Это по дороге между сёлами Татыр и Чонкурчак, не доезжая до перевала километра два. Слава надевает лыжи (простая классика, но с дырочками на носках и гордым названием — SKITOUR) с креплениями  соответственно, но в горнолыжных ботинках, а я остаюсь караулить машину, т.к. лыжи клиенты привезли для нас только одни, ( для ходьбы крепления специальные, что бы пятка отрывалась от лыжи, а на спуске опять фиксировалась),  да и охрана не помешает. Пошли. Им то хорошо, а я в тоске смотрю на них и думаю – на хрена эта канитель, когда можно прокатиться на канатке, но я на работе, зарплата идёт, что характерно.  На следующий день бросаем это дело и улетаем в Пржевальск, на лыжную базу Кашка-суу, (нынче это тот самый знаменитый Каракол) где и будем жить. Вертолёт сидит на полянке, мы живём в «номерах», туалет (будочка на улице) к нашему приезду  директор спортивной школы Валентин Борисович Акерберг сделал «тёплым» — провёл в сортир электричество и включил ТЭН. То же и в умывальнике.

Первый вылет. Слава в дверях кабины пилотов куда то показывает пальцем (это я догадываюсь, потому что дверь узкая, а спина широкая, да ещё и бортинжинер сидит в дверях), но куда то летим «За рулём» Вячеслав Андреевич Овчаренко, так что бояться пока нечего, а когда вылезем, тогда и будем . Где то сели, выгрузились, вертолёт куда то улетел. Смотрю на Славу – чё делать то? Куда ехать? Я то сидел в хвосте и даже приблизительно не знал, в какую сторону нас занесло. Слава показывает где и что и куда бы нам надо бы съехать. Ни-хрена-ка-себе ка! Целина, снег не понять что, но ехать надо. Уезжаю первым, за мной с отрывом едет группа, замыкает Слава. Километра полтора наяриваем по фирну, но прямо нельзя – лавиносбор, ухожу вправо на гребешок и притормаживаю, чтоб догнали. Вроде ничего опасного, едем. Не долго. Под ногами начались «доски» – лыжи то сверху, то под доской и тогда со всего маху пузом об фирн. И мордой бывает. Смотрю по сторонам, подглядываю, а  как же опытные к таким кувырканиям немцы едут? Да так же, оказывается! Только не комплексуют от падений, а напротив. Едем дальше прямо в лес, а мысль такая-как там ехать, даже просвета не видать? Есть, оказывается и просветы, и какие то тропы звериные, а там, где деревья реже, так вообще кайф! Снег сыпучий, проваливаешься по колено, но уклон приличный, скорость есть. Перелетели на другой склон и пошло! День отлетали как песню спели. Попробовал определяться в пространстве – куда же мы рулим в очередной раз? Фигу! Много ли увидишь в круглое окошко вертолёта – кусочек неба, да, если ухитриться и вытянуть шею к потолку, то кусок склона, а где, куда? Да и вверх-вниз только по показаниям высотомера над кабиной. Это уж потом распределили роли – кто и где сидит, чтобы быть хоть чуть в курсе и я занял место возле двери, на откидном сиденье на многие годы. Но этого я тогда не знал.

Дальше – больше. Появилась схема поведения, стали летать в три гида – один едет впереди (открывающий), один последним – считать и постоянно контролировать наличие народа на склоне и один в вертолёте. Такая схема себя оправдала. Ну, с группой двое понятно, а вот в вертолёте зачем? Тут такие нюансы. В советское время вертолётчики были королями и работали в соответствии со своими принципами – хочу лечу, а не хочу буду придумывать отмазки. Соблюдать правила, или не соблюдать решает командир, а тут начинаются проблемы. Клиент заплатил за катание и лишние круги «по правилам полётов» деньги из его кармана на ветер. А летуны получают зарплату от количества налётанных часов и для них идеалом было бы стоять на аэродроме и молотить воздух за ту же зарплату. Слав Богу находились пилоты, которые «въезжали» в задачу и работали на клиента. Позже, когда работы для вертолётов не было, наши программы были для них хорошей подмогой и разногласия сошли на нет, не до правил стало. Так вот гид «на борту» выполнял жуткие задачи:

Первое — уговорить пайлотов сесть точно под склон, чтобы видеть группу на спуске, желательно весь маршрут, при том, чтобы группа смогла доехать до приземлённого борта. Надо было уболтать экипаж не болтаться в воздухе, наматывая «полётные часы», а, желательно, по прямой от бугра (места высадки группы) до посадки.

Вторая задача: Пока летишь донизу, надо как то определить склон для следующего спуска. Склон должен быть крутым, с «паудером» (сыпучий мягкий снег), не лавиноопасным (обязательно!) и с большим перепадом спуска (желательно). Всё это надо сделать за несколько минут полёта стоя в дверях кабины, за спиной бортинженера, вращая головой на 360*, улыбаясь заискивающе командиру и пытаясь вычислить уровень  лавиноопасности следующего спуска.

Ну а третья задача: Помнить где и что лежит в хвосте машины из спасательного снаряжения и во время решения второй задачи продумывать  вводные для возможных спасательных работ. Подсказывать нам было некому – мы были первыми. Хоть бы какие кадры из зарубежной практики, хоть бы небольшую брошюрку – НИ-ЧЕ-ГО! Это сейчас из интернета можно скачать сюжетов на всю оставшуюся жизнь посмотреть не катаясь. Тогда не было интернета. Вообще не было интернета! Пентиум-2 ещё не изобрели.

Самое сложное было избежать лавин. По нашим альпинистским понятиям кататься было нельзя нигде! Практики нет. Подсказок нет. Выкручивались по-ходу. Я как то избежал попадаловок – так пару-тройку раз срывал пласты, , но успевал удрать на гребень и «выбросится на камни», а вот Слава однажды сильно попал. Обидно, что не по своей вине – дура лыжница« без башни», решила «оторваться по полной»и не послушав нашего гида, ломанулась «на лопату» (склон в виде вогнутого зеркала) к стопроцентной лавине. Попала, закувыркало, Слава погнался, почти настиг (главное засечь место возможного нахождения лыжника), но крылом лавина захватило и его. Протащила по камням, содрала мясо с бедра, да и сжалилась, оставила жить. Дурищу тоже быстро откопали живую и невредимую. Меня в тот раз не было – заболел перед вылетом, мелких подробностей не знаю, но картина, «в целом» соответствует. Со временем выяснилась парадоксальная ситуация – кругом горы, а кататься негде! Самая большая проблема найти достаточно крутой склон с большим перепадом высот от старта до финиша. Вечно чего то не хватает, или камни лишние, или снега нет, или «доски» (когда снег плотно наметённый и твёрдый, как фанера), при перепаде высот около 1000 метров, снег вообще будет разный на всём протяжении спуска. Через несколько лет прикатали склоны, знали все особенности и научились «с лёту» определяться.

Клиентские заморочки.

Хорошо работать с немецкими, австрийскими группами, особенно с пожилыми туристами. Орднунг есть орднунг, никаких непоняток! Хуже с французами, но тут как повезёт – чем выше класс катания, тем меньше претензий. Как то принесло на нашу голову целых несколько гидов из Шамони в одной группе, так они вроде и не выступали. Проблема вылезла с другой стороны – потребовалось сухое вино в огромных количествах, поскольку гордым французам «за падло» освежаться водочкой, как всем нормальным людям. Ну и где тут у нас сухое вино? Не «красненькое» пойло, а ВИНО? Это Французы (впрочем остальные европейцы не лучше – разбираются, гады) Чё то всё таки в магазинах было в то время и мы со Славой обнесли всё, скупая по бутылке-две по всем точкам. Вопрос, конечно, интересный – поить клиентов мы не обязаны и затраты эти целиком лишние, НО! В наших краях нормального сервису не водилось отродясь, а реноме, оно и в Африке реноме, только у нас на это есть альтернатива – ВОДКА! Пьяный клиент – хороший клиент! Ну, и наоборот, конечно.

Хуже с молодёжью всех гражданств и сексуальной ориентации – они как и наши начинают пальцы гнуть, изображая из себя крутых райдеров, прям «намбе ван». Совсем дело дрянь, если в группе (у меня было ) ЧЕТЫРЕ ихних гида. Результат сказался – под лавину попали двое туристов из Швейцарии, муж с женой. Жена отделалась испугом и царапинами, а мужа мы не спасли. Когда нет единоначалия в группе, в горах ничего хорошего (да и не в горах, да и в политике пожалуй) не получится. Нас по условиям договора держали как для консультации так и на всякий пожарный, для эвакуации на случай аварии вертолёта. Как же! Они Швейцарцы! Гиды! А тут аборигены. Страшно опасно такое.

Отметить должен и наших, российских туристов. Работать с ними мне довелось мало, это хорошо, поскольку наши, хуже всех остальных вместе взятых. Бескультурье и высосанные из пальца амбиции сводят получение удовольствия от катания, к чувству гадливости и досады. Да простят мне абсолютную правду, но москвичи в этом стоят на первом месте, как и во времена СССР, когда я работал инструктором в сфере туризма.

С вертолётами всё тоже утряслось — стало возможным выбирать пилотов, поскольку среди них тоже есть и были разного класса мастерства, а нам нужны были лучшие. Это оправдалось многократно, потому что были случаи, когда мастерство пилотов спасало нас от бо-о-льших неприятностей. Про пилотов будет отдельный рассказ, обещаю.

Теперь по нашим склонам ёрзают все группы всех туроператоров, иногда «выкапывая» новые склоны, но как плацдарм имея в запасе объезженные.  Первопрохождение  спусков у нас никак не отмечается, как в альпинизме. Даже как то и неприлично вспоминать, что мол эти и эти склоны объезжали Вячеслав Васильевич и Юрий Константинович, потом и Слава Зайцев тут гонял… Ну это уже из области морали и этики, а это к бизнесу никаким боком, разумеется. Не обидно. Привычно.

Хелиски: 5 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *