История одного “героического” восхождения.

   Автор Юрий Шевяхов.

Позвольте описать вам одно драматическое событие из жизни отважных и мужественных альпинистов.

Было это в каком-то году в конце семидесятых, в альпинистском лагере Ала-Арча, аккурат на традиционную майскую альпиниаду, а именно в ночь перед выходом на восхождение. Итак народ съехался к вечеру тридцатого и расположился по территории кто где по всему лагерю. Народ стал готовить себя и друг к друга к завтрашним подвигам, а элита собралась в доме КСП на втором этаже в зале приёмов высоких гостей. Ляха не было, Сухана то же, да и Ильфата не было – уехали по делам в город. Принимающей стороной был один я, но, чать не впервой, справлялся. Предпраздничный стол ломился от яств: Банки с сублимированными продуктами, яйца в кассете, солёные помидоры из закромов Ляха – изобилье! А выпивка поставлялась гостевым составом разными наименованиями и ёмкостями.

Часам к десяти вечера командиры разбежались по подразделениям накручивать решимость у будущих восходителей, а мы неторопливо продолжили. Мы, это Сергей Адаманов, Слава Мусиенко, Володя Бирюков и, собственно, я. Нам гора не нужна была и потому мы под закусон сибаритствовали под буль-буль оглы. Всё было просто замечательно, как вдруг! Это вот самое “как вдруг” всегда приходит внезапно и последствия его бывают страшны и непредсказуемы. Так и у нас.

После очередного стопаря, Сергей громко сказал страшную фразу:

– Мужики, а давайте завтра сходим на Комсомолец, а?

Не, ну, народ то у нас стойкий и не такое слыхали и никто ухом не повёл – ну ляпнул, мол человек, не подумавши, так не со зла же, выпивши был. Но Серёге репшнур под хвост попал и его понесло! Как мы ни старались залить его пожар красноречия, силы наши к полуночи иссякли и мы сдались. Выпивши были и вот. С тем и расползлись по углам – они пошли куда то, а я к себе на третий этаж, где меня ждала моя ненаглядная кровать (с лестницы прямо моя келья была). Пока шёл до люли, твёрдо решил, что никуда, конечно, не пойду – больно надо! Просыпь была кошмарной – кто то орал в ухо, что все уже ушли, а я отщепенец и нехороший гад ещё в койке, ну и всякие междометия при том. Это змей Серёга меня звал на подвиг и, я струсил и побежал за ним на второй этаж, где уже кипел чайник и Слава с Володей таращились в темноту за окном не понимая где они, и что этому с….лавному альпинисту Сергею от нас надо.

Вышли. Слава Мусиенко объявил себя могучим и сильным и взялся нести рюкзак. Мы признали его неоспоримое достоинство и разрешили, уложив термос, чёт перекусить и главную ценность, бутылку водки. Хоть мы и вышли около пяти, и с нарушением физической формы, но восходителей нагнали после Тепше, в начале подъёма на склон Соколиной горки. Ещё не рассвело и мы как-то растерялись среди участников. Это было начало разыгравшейся драмы! Медленно, но неумолимо (так принято в альпинизме), забрались на перевал Фиолетовый, где и устроили по традиции последний привал с перекусом. Так получилось, что мы с Бирюком как-то вот здесь, а Сергея и Славы вот нигде. Светло уже, а мы не можем найти пропавших друзей. Катастрофа! Мы побродили среди жующего народа, поспрошали, но увы. Сразу возникли страшные мысли: упали с отвала в бездонную пропасть! Снесло лавиною и закопало на века! Забодали дикие козлы (чё с них взять, козлы же!), Сурок загрыз! Короче, что угодно может случиться в суровых Тянь-Шаньских горах. Мы даже камешки под ногами поворошили. Осознав горькую утрату соратников, огорчились до крайности и поменяли планы. До того мы решили, что культурно выпьем, закусим, помашем ручкой восходителям и лёгкой рысью потрусим вниз на зелёные пастбища лагеря. А тут такое и мы озлобясь на стихийные бедствия, унёсшие из наших рядов друзей-героев, решили на зло стихиям идти на вершину и совершить свой подвиг!

План наш был коварен – загнать поголовье новичков целиком и полностью без случаев возврата. Поскольку до нас такого никто не совершал, это придало нам сил и спортивной злости. Тут, на их беду, подвернулись и персоны для нашего отчаянного поступка – две девочки из Токмака, из секции Кости Реймера, уже лежали на камнях и расцвечивали снежок зеленью из желудков. Неподалёку стонали два охреневших негра из секции Тука, плача над своей несчастной закопчённой судьбой – глупые негры, поверившие коварному Туку, сулившему для них сказочные красоты Киргизских гор. Он поди думали, что тут, как в ихней Сьерре, где по сенью сахарного тростника бегают Фидели, развлекаясь свержением Батистов.

В общем Володя пел девочкам модную Пугачиху про женщину, которая блюёт, я пудрил мозги чёрным парням, что вот тут чуток вверх и мы Тука изловим для наказания, надо сделать только пару шагов. Там ещё были попытки слинять, у нескольких умных, что начали рассказывать про обход для умных, но видя как мы обращаемся с рабами восхождения, оставили попытки и мы дружной толпой стеная, приставными шагами, всё ж дошли до вершины. ВСЕ ДОШЛИ! Наша месть состоялась!

ГорЯ праведным гневом, по приходу в лагерь пошли искать членов нашего сурового братства по коттеджам и палаткам. Серёгу мы сразу простили, поскольку он рюкзак не нёс и был свободен от любых обязательств – подумаешь, заснул под камешком. А вот с Мусей надо было разобраться капитально. Но это же МУСЯ! Его мы нашли только второго Мая и были уже в праздничном подпитии, добрые и благодушные. Не прибили, короче, но мзду он выставил.

Вот какие драматически-героические события разворачивались порой у подножья суровых Тянь-Шаньских гор.

 

 

 

 

 

 

    История одного “героического” восхождения.: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *