День памяти кинорежиссера и альпиниста Евгения Котлова

Elena Bayalinova добавила новое видео.
13 ч.

ПАМЯТИ УЧИТЕЛЯ

Он любил кыргызскую землю, как настоящий кыргыз

Котлов Евгений Анатольевич – публицист, кинорежиссер, оператор, создатель целого ряда выдающихся фильмов, прославивших Кыргызстан на многочисленных международных кинофестивалях. Сегодня ему исполнилось бы 74 года. Депутат первого, легендарного, парламента КР, он не был удостоен каких-либо званий и регалий. Памятником Евгению Котлову стали созданные им фильмы и альпинистские записки, оставленные им на высочайших горных пиках планеты, и добрая память людей.

https://www.facebook.com/elena.bayalinova/videos/4483123155046079/?t=6

День Победы и Бессмертный Полк 2020г. на вершине “Комсомольца” 4200 м.

ПОЗДРАВЛЕНИЕ С ДНЕМ ПОБЕДЫ ОТ АЛЬПИГИСТОВ КЫРГЫЗСТАНА!

8 Мая на вершине пика Комсомолец  4200м.

Воробьев Валерий Фредович

 

Автор Юрий Шевяхов

  Фредыч наш был по внешним признакам явный еврей, хотя по паспорту и характеру на него  никак не тянул. Картавил, к старости стал косить глазом, как и большинство евреев, но вот остальными статями не вышел в столь почтенную нацию, хотя слиняй он в Израиль, сумел бы устроиться замечательно – брался за любую работу и умел её делать. НО! Не скрипач, не пианист, а стало быть неполноценный.

   Он был (опять это слово!) самым старым моим другом из тех, кто оставался с начала шестидесятых. Слава богу есть ещё живые тех лет, но они знакомые, приятели, да и тех по пальцам пересчитать, а вот Фредыч был именно другом. Мы могли не видеться год, но встречаясь, могли начать разговор с прерванной когда то фразы. Значок «Альпинист СССР» Получил в 1963 году в составе группы ! Сельмашевец» как многие на альпиниаде 1 Мая. Только в ту пору надо было не одну гору, а две и перевал, вот и ходили два варианта – перевал «Кашка-суу» и влево на «Пионер», потом возвращались на перевал и шли на «Комсомолец» В лагерь тоже двумя путями уходили – или с перевала вниз, после «Комсомольца», или с «Комсомольца» через Соколиную горку и в «Ак-сай».То есть значок давался тяжелее, чем сейчас, да плюс к тому ещё и одёжка была нищенской – фуфайка, или бушлат, рабочие ботинки, и треники х\б с рабочими же штанами х\б.

   Так что альпинист он старше нас, ещё тутошних, кроме Левана Алибегашвили, конечно.. А мне значок дали только в 1965 году, когда я уже сходил   на Комсомолец, да и на учитель в третий раз, но по возрасту было не положено, как и само восхождение.

В 1965 году мы совершили первопроход  Ферганского хребта. Этим походом Нина закрывала норматив «Мастер спорта СССР», а я КМС по горно-пешеходному туризму. Состав группы был как и в 1964 году, когда мы первопроходили Чаткальский хребет с запада на восток. В той группе, кроме Нины-руководителя была Валя Архипова (Каширина), а в 65-ом она не пошла (рожала), вместо неё и пошёл Валера Воробьёв (он рожать не собирался и согласился). Значит Нина, Валера, Я, Лёша Кирнос, Володя Ершов (Мамлюк) и Володя Кукушкин. Протопали бодро, но перед концом маршрута, когда спустились в зону леса, набрели на пасеку (их в горах много стояло от разных колхозов, без присмотра) и тут Валера отличился – он был знаком с пасечным делом и решил взять медку немного, поскольку продуктов у нас уже не было, но к вечеру мы рассчитывали быть в цивилизации. Мы устроились под деревом подальше и стали гоношить костерок к чаю с мёдом. Валера пошёл на дело в шортах, поскольку шёл дождь весь день, пчёлки не летали, а Валера был самоуверен. Кусочек сот с мёдом он добыл, но получил ранение – пчёлка-мститель забралась под шорты и наказала вора. Обед был королевским: Плесневелый кусочек сыра с мёдом и мусор со дна рюкзаков, заваренный в котелок, изображая заварку.

   Потом я ушёл в армию на три года, а эта группа в разных составах сходила ещё «Пятёрку» и ударилась в альпинизм. Когда я появился на горизонте с дембеля, у Валеры был по альпинизму уже второй с превышением. Пришлось мне догонять в составах разных групп, но уже с Девяткиным Русланом Николаевичем и, конечно с Валерой. Чаще, конечно дикарями, к чему нас подвиг Евтушенко, но бывало и официально из лагеря. Последним официальным значком «Альпинист СССР» мы завершили карьеру альпинистов с Валерой в 1981 году походом с восхождением на пик Панфилова, с группой новичков по «горящим» путёвкам для плана лагеря. Руководство альплагеря Ала-Арча добилось реабилитации Петрова Петра Петрович в альпинизме и мы влились в его отделение. Командиром отряда был наш, теперь уже седой ветеран, Кудашкин Юрий, а в нашем отделении странный сбор – командир Петров (бывший Мастер спорта), участники: Мусиенко Вячеслав (КМС) Воробьёв Валерий (2 разряд с превышением), я (тоже второй с непонятками сколь больше – не оформлял) и три настоящих новичка, девочка и два мальчика откуда то с Сибири. По приходу в лагерь мы с Фредычем честно простояли на коленях обряд посвящения, были опечатаны и  облиты, напоены компотом, а вот Муся с последнего привала втихаря смылся и задами и огородами где то в лагере заныкался. Вечером на обмывании Петрова-инструктора, Суханов за это лишил Мусиенко второго налива (первого нельзя лишать!), за трусость.

   Это я про Фредыча в альпинизме, типа спортивного. А так то он практически всю жизнь в горах, да на Иссык-куле провёл.  Одно время жил во времянке своего дяди, помогал по пасеке, научился делать медовуху с которой мы регулярно снимали пробы, будучи у него в гостях, ну и на выезде, потом пошёл по квартирам – у Щетниковых жил во времянке, у нашей личной зубной врачихи Раисы Тарасовой (Синельниковой), моей одноклассницы, снимал комнату, где то ещё, но это всё зимой и до работы в Арче, куда я его заманил. Сцену найма описывал Суханов (Суханов Виктор Иванович начальник учебной части):

Заходит к Ильфату в кабинет мужичёк, где мы с ним что то обсуждали.

– Разрешите? Разрешили.

– Я по поводу работы, вам, наверное Тега (я) говорил?

– Да, говорит Ильфат,

–  Было такое.

– И кем бы ты мог у нас работать?

– Ну (Фредыч), на должность зама я не претендую, а кочегаром бы был полезен (осенью было дело). Поржали, оценили, оформили. Там же (несколько позже)  Валера познакомился с Курмановой Гулей (дочь Курманова Учкуна Таировича  (при начальнике Арчи, Вайсмане Е. А., работал летом политруком, была такая должность, в народе называлась «начслух») и женат был на инструкторе лагеря Галине. Уважаемый человек был то же в наших кругах. В браке с Гулей Фредыч преклонного возраста ухитрился родить сына Васю, коего, вместе с бабой Галей и воспитывал, пока мама боролась со СПИДом в мировых масштабах.

А ещё многи годы он был начальником лодочной станции, а в межсезонье строителем на турбазе Улан (село Торуайгыр), вдвоём с ним мы облицевали гранитом цоколи зданий в альплагере (наша работа!), были первыми штукатурами на хижине Оруу-сай…. Помогал везде и всем. Даже на горных лыжах умел! У Славы Александрова где то в архивах должны быть кадры с Тюя-Ашу, где мы на майские праздники катались на канатке Володи Вартанова.

Всё был…были… было. Всё уже, как оказалось, было. И работали и в горы ходили, и праздновали, и жили, и всё теперь уже в бывшей жизни. Не дотянул Фредыч до ВОСЬМИДЕСЯТИ, как и Виктор Иванович Суханов, самую малость. Петров перешагнул слегка.

Мне всегда казалось, что эти двое будут жить вечно – Петров и Воробьёв, когда мы все уже не будем! Ошибся я. Так по частичкам уходит и собственная жизнь – вначале всё впереди и смерти случайны, а потом уже нет ничего впереди и остаются даты на табличках могил, да ещё вот мои попытки оставить след моих друзей во всемирной паутине коя, говорят, вечна. Пока существует электричество, конечно.

 

РОМАНОВ АЛИМ ВАСИЛЬЕВИЧ

Автор: Павел Павлович Захаров, Москва

Забытая личность в альпинизме – Алим Васильевич Романов


Романов Алим Васильевич
 (1931, село Новосокольники, Псковская обл.-2001, Рига). МС (1956). Инструктор методист по альпинизму 1 категории. ЗТ Киргизской ССР (1965). «Почетный мастер спорта». Кандидат педагогических наук (1971). Член Союза журналистов СССР.

Детство Алима прошло на Смоленщине в одной из сельских латышских колоний, где мать работала учительницей. Наверно постоянная близость к настоящей земле привила ему понимание слов – «моя земля, моя родина, мой дом». В годы ВОВ, он мальчишкой, пережил тяжелую оккупацию на Смоленщине
1949 – В 16 лет Алим с отличием окончил Смоленский физкультурный техникум. Семья переезжает в Латвию, и Алим Романов поступает в Латвийский государственный институт физической культуры по специализации «бокс». Кафедра бокса была не очень сильной и, поэтому вскоре состоялся его переход в Ленинградский институт физкультуры им. Лесгафта.
1952 – В этом году Алим Романов впервые попал в большие горы. Известный литовский альпинист Гедиминас Акстинас привез его в альплагерь «Баксан», где работал еще один прекрасный человек – начальник учебной части. Борис Семенов сразу зачисляет спортивного юношу в отделение значкистов. Такое решение выходило за рамки принятых тогда правил. Но личные данные молодого человека, столь разительно отличались от «обычного новичка», что не пойти на такой отступление, у начальника учебной части не поднялась бы рука.. (Тогда еще не было модели ускоренного обучения и выполнения за одну учебную смену сразу двух спортивных норм). Первой его вершиной, становится Когутай-баши, по маршруту 2А к.с. За одну смену А.Романов выполняет нормы на значок «Альпинист СССР 1 ступени» и нормы 3-го спортивного разряда по альпинизму.
1953 – А.Романов с отличием оканчивает институт физкультуры им. Лесгафта (в Ленинграде) и получает диплом по специализации – бокс.
1953 – А. Романов и Г. Акстинас с успехом оканчивают школу инструкторов горного туризма у известного мастера горных походов Сергея Николаевича Болдырева. В этой школе учился и известный бард Юрий Визбор. Между Алимом и Юрием завязалась дружба на всю жизнь.
Со школой они прошли большой горный поход через 11 перевалов Западного Кавказа. На Марухском перевале сделали не запланированную дневку – хоронили останки 36 наших воинов погибших во время ВОВ. В конце года Алим Васильевич получил уведомление о том, что его зачислении преподавателем на кафедру тяжелой атлетики Латвийского государственного института физической культуры.

Лучший друг и товарищ Алима Романова – Юрий Визбор

1954 – А.Романова зачисли курсантом в школу инструкторов альпинизма, которой в то время руководил именитый «дядя Леша» – Алексей Александрович Малеинов. После школы Романов возвращается в лагерь к Г.В. Одноблюдову и работает командиром отделения новичков.
1956 – участвуя в чемпионате СССР по альпинизму, А.Романов совершает траверс вершин Шхельда-Ушба и становится серебряным призером соревнований. В этом же году выполнен норматив и присвоено звание «Мастер спорта СССР» (в 1953 году – 3 разряд, в 1954 – 2 разряд, в 1955 – 1 разряд – не правда ли, прекрасное хождение вверх по ступенькам официальных разрядов!).
Вслед за видимыми успехами в альпинизме, у Романова наступает период тяжелых взаимоотношений с руководством на основной работе. (А у кого таких отношений в своей альпинистской жизни не бывало?!). Увлечение альпинизмом ставят ребром вопрос – спорт или служба? Конечно Алим Васильевич выбирает из двух «зол» – первое. В это время газета «Советский спорт» поместила объявление о конкурсе на замещение вакантной должности зав. кафедры лыжного спорта и альпинизма в Киргизском государственном институте физической культуры. Романов подает документы и проходит по конкурсу на круглые «пятерки». Семья уезжает в Киргизию, поближе к горам. Здесь он начинает работать заведующим кафедрой лыжного спорта и альпинизма. в Киргизском институте физкультуры 16 лет отдано этой работе: летом экспедиции, восхождения, работа начальником учебной части альплагеря «Ала-Арча», а зимой – институт, студенты и руководство секций альпинизма.

Более полувека назад трое друзей альпинистов (см. фото), дали друг другу обещание: если с кем, что и случится, то похоронить его в Ала – Арче. Клятва эта может показаться скорее романтичной, чем конкретной… Могила Шубина стала первой. Видимо, там, где взрослые люди дают и выполняют подобные обещания, нет самого понятия «романтика». Это просто жизнь…
Каждому альпинисту природа отпустила свой «потолок» – высоту, которую он может преодолеть и выдержать. У Афанасия этот самый потолок был низким – 4200 метров. Но погиб он на семитысячнике Хан – Тенгри. Он лелеял эту мечту много лет, живя вблизи от этой красавицы горы. Подкосила «горняшка», тут же вмешалась сердечная недостаточность. Сначала его похоронили на северном кладбище. Но вернулся Алим Романов, вспомнилось давнее обещание. И Афоню перезахоронили.


Несбывшаяся мечта – Афанасия Шубина – Хан-Тенгри (6995)
Троица друзей на всю жизнь: слева – Романов Алим, рядом с ним – писатель и МС по альпинизму Александр Кузнецов (Москва), затем художник и альпинист – Афанасий (Афоня) Шубин (Фрунзе)

(Фото В.Горячевой)

1960 – В этот год киргизские альпинисты проводят свою первую высотную экспедицию на пик Ленина. Руководителем экспедиции утверждается А.Романов. Из 22 участников экспедиции (весь состав экспедиции – состоял из учеников А.Романова!) – 21 человек поднялся на вершину!
1965 – 10 человек из числа его учеников, выполняют нормы МС СССР. Это позволяет команде Киргизии впервые получить право на участие в чемпионате Союза по альпинизму.
1965 – в этом году А.Романова начинают преследовать травмы. Спасая жизнь и здоровье участницы зимнего восхождения, Алим Васильевич получает тяжелую, неизлечимую болезнь, в результате – инвалидность. Он стал ходить с палочкой и получил от друзей доброжелательное прозвище «Хромой». Он и сам себя так называл. Алим никогда не жаловался, не говорил о своих бедах, словно их и не было. Пробует ходить в горы с новичками и значкистами, поднимается на вершины 2 к.с. Полного разрыва с альпинизмом не получается.
А.В. Романова, серьезного методиста и умелого руководителя приглашают работать в школе инструкторов альпинизма, на сборах по повышению квалификации инструкторов. В этот период жизни активизируется его научная деятельность. Он впервые в мире ввел методику радиотелеметрического исследования частоты сердечных сокращений, регистрации пульса непосредственно во время восхождений, тренировок и тестовых нагрузок. Его учителем становится будущий академик и зав. кафедрой биохимии Академии спорта Н.И. Волков.
1972 – на Кавказской вершине Чатын-тау вместе с Игорем Рощиным погибает его брат Ремир Ветров. Не пережив смерть сына, тихо угасает мать…
1973 – очередной взлет вверх по служебной лестнице – А.Романов избирается доцентом, ст. научным сотрудником, зав. кафедрой лыжного спорта Латвийского института физкультуры и переезжает в Ригу. Есть работа, но нет жилья. Старший сын Сергей, оканчивает школу и поступает в московский автодорожный институт, во Фрунзе остаются мама Алиса с младшим сыном Андреем. Сложные пируэты с обменом квартиры (вначале меняют Фрунзе на Ригу, затем появляется Таллин). В 1974 году, наконец-то, у Романовых появилось свое жилье в Риге.
1981 – А.Романов уже становится доцентом кафедры физкультуры Рижского института инженеров гражданской авиации, где при кафедре он создает научно-методическую лабораторию.
1983 – со студентами строит лучшую (по тем временам) стенку-тренажер, проводит соревнования по спортивному скалолазанию. Выступать на этих соревнованиях почитали за честь известные чемпионы страны, МСМК, скалолазы Ленинграда, Красноярска.
1984 – Один из первых скалодромов на территории бывшего СССР, был построен в Риге по инициативе мастера спорта СССР по альпинизму Алима Васильевича Романова. Он является старейшим скалодромом в Прибалтике. В настоящее время скалодром полностью реконструирован под современные требования и постоянно усовершенствуется совместными усилиями энтузиастов клубов «Traverss» и «Krokuss» .
На скалодроме имеется полностью оборудованные шесть дорожек для лазанья с верхней страховкой и 11 дорожек для лазанья с нижней страховкой

 

Вот так выглядел первая стенка тренажер в Рижском институте Гражданской авиации.
Групповая фотография, где собраны участники всесоюзной школы тренеров по скалолазанию 1985 г. в Риге: В.Дюков, Москальцов, Жмаев, Козлов, Петухов, Х.Федоров, Смирнов, Мурзаханов, Жуков, Архипов, Ермолович, Федоров… В первом ряду слева-направо: А.Хороших, четвертый – К.Клецко, рядом – В.Г.Путинцев, затем Алим Романов, Т.И.Зубкова….
В среднем ряду – слева Л.Гурчиани, Губанов, Журавлева, Л..Степашкина, – в центре ряда – В.Г.Старицкий, далее – М.С.Левин, В.П.Попов… Над Старицким виден С.Бершов.
Примечание: к сожалению, за давностью времени не удалось точно установить фамилии остальных участников школы показанных на групповом фото. (Фото Пронина М.М).

Отличительной чертой характера Алима Васильевича являлась его открытость и, умение читать души людей. Это помогло ему в знакомстве с В.М.Абалаковым, которое привело к научному направлению в занятиях альпинизмом и первой научной работе – «Изменение скорости двигательной реакции, у альпинистов разной квалификации, в процессе восхождения на вершины высотой до 4000 м».
Поиск А. Романова не иссякаем. Он работает тренером в школе тренеров по скалолазанию, научным консультантом по физическим нагрузкам в сборной мужской команде СССР по волейболу, с футболистами «Даугавы», с хоккеистами рижского «Динамо» и 21 год – консультантом-тренером с лыжниками-гонщиками Олимпийского резерва сборной СССР.
В этот калейдоскоп все новых и новых успехов и достижений, вторгается нелепая травма – падение на свежевыпавшем снегу и в результате перелом уже травмированной ноги. Но Алим не сдается – он уезжает на Кавказ, в Кабарду, в Учебно-Методический Центр «Эльбрус» заведовать научно-методическим отделом. Готовит, составляет и редактирует первый сборник «Промышленный альпинизм» читает лекции, проводит занятия и семинары.
Одним словом, он полностью своими действиями соответствует тому, что произнес во вступительном слове к юбилею РКИИГА: «В Альпинизме спортивный соперник не человек – горы с отвесными склонами из скал, снега и льда, которые просто преодолеть очень сложно. Для меня альпинизм – это упражнение в сложных, во всех отношениях трудных и ответственных проблемных ситуаций, где всегда примеряешь конечный результат по отношению к жизни своей, жизни товарищей. Все всерьёз. Надо думать, решать, действовать, управлять и подчиняться, уметь помогать и принимать помощь, быть самоотверженным и жестким. За одно восхождение моделируется сама жизнь. Разная…»

Группа разрядников секции Романова совершая восхождения в районе вершины Корона, попала в тяжелые погодные условия. И так получилось, что в это время один из участников – Юрий Варенов срывается со скал и летит вниз вдоль отвесных скал на глубину порядка 500 метров и падает на ледник. А.Романов в это время находился в базовом лагере спортивного сбора. Особой надежды на благополучный исход этой аварии ни у кого не возникало. Алим Васильевич Романов совершает невероятный поступок – за невообразимо короткое время он поднимается на Корону к месту срыва инженера Минского автозавода альпиниста 2 разряда Юрия Варенова.
Мужество и решительность – черты присущие характеру Алима Васильевича, проявились в полной мере, когда он решил в одиночку спускаться вниз. Но как это сделать в тяжелейших погодных условиях и предельно опасном состоянии маршрута?!
Альпинисты никогда не спускаются так, как его вынудили обстоятельства – для спуска ему связали одиннадцать сорокаметровых концов капроновых веревок (!) и, привязанный к этой огромной бухте, он начал спуск…
Когда Романов прошел половину склона (по его собственным представлениям), случилось совершенно не предвиденное – наверху почему-то перестали выдавать веревку, потом она внезапно ослабла, и Алим полетел вниз… Резкий рывок… Повис… Да, в таком спуске веревка могла цепляться узлами связки за выступы. Но это произошло так внезапно! И вдруг оттуда, снизу, Романов услышал слабые слова «На помощь»… Даже не поверилось! Вися на веревке, Алим крикнул: «Кто ты?» Просто в голову другого ничего не пришло. «Варенов я». «Романов к тебе идет», — сказал он о себе в третьем лице.


Где лежал Варенов, никто не мог сказать – сильная метель заметала все вокруг и полностью лишала обзора.
Вершина Корона в Ала-Арче

Первые несколько минут Романов был еще виден… Потом скрылся за перегибом склона в белой, беспредметной мгле… Сверху ему постепенно выдавали веревку, потом по ее натяжению поняли: Романов повис на ней – обледенелые скалы пошли отвесно…
В какой то момент наверху перестали выдавать веревку, а потом появилась ее слабина, и Алим полетел вниз…. Резкий рывок, скорее всего узел связки веревок, зацепился за выступ скал и, спасатель начал свободно болтаться на конце веревки. Он и вправду болтался около черных скал на страховочном поясе, раскачиваемый порывами ветра, как парашютист. Временами, порывы ветра позволяли увидеть далеко внизу ледник Он понимал, что дело его почти безнадежно — в такую непогоду разыскать на многих квадратных километрах ледника, истерзанных чудовищными разрывами, маленькое тело человека, рассуждая трезво, было просто не реально.
И вдруг снизу он услышал едва различимые в свисте ветра слова – «На помощь…». Вися на веревке, Алим крикнул: «Кто ты?» – просто в голову другого ничего не пришло. «Варенов я!». «Романов к тебе идет», — сказал он о себе в третьем лице. «Старайся жить, я тебе помогу. У тебя идеальные травматические условия – полный покой и холод…»

До ледника ему оставалось совсем немного (так ему казалось в тот миг). Алим решил прыгать. Повиснув на одной руке, другой он отстегнул узел веревки от грудной обвязки и полетел вниз на видневшийся внизу крутой снежный склон…. Его ударило о склон, несколько раз перевернуло и понесло вниз… Спас его крутой фирновый склон, засыпанный свежим снегом – именно этот снег и погасил скорость падения.
Человек внизу лежал с неестественно вывернутыми ногами, пурга заносила его снегом. Он вырубил Юру из снега, вырыл собачью нору… затащил его туда, сделал ему укол морфия (ампулу во рту разогревал, все замерзло), вправил обе ноги и засунул их к себе под пуховую куртку. И держал их там трое суток (!). Трое суток они сидели без еды и воды (руками Алим топил снег), терпеливо ожидая помощи.

У Алима была с собой радиостанция – эбонитовый двухкилограммовый ящичек, приемопередатчик которой работал на ультракоротких частотах. В создавшемся положении Алим смог организовать только одно – выбросил наружу вниз по склону, антенный провод. Телефонная трубка зашипела. И все. Больше никаких звуков. Для порядка, Алим несколько раз передал в эфир все, что случилось. Но ответа не получил. Алим не знал, что его слышали и в лагере и, на вершине Корона. Помощь пришла через трое суток и еще двое суток их несли к вертолету…
Помощь врачей и настойчивость характера помогли Юре Варенову встать на ноги. Ему вшили в коленные суставы искусственные связки. Он получил инвалидность. Бегал. Тренировался до «седьмого пота»… и пошел, отбросив инвалидную палочку. Затем наступил миг общей победы Романова и Варенова – они вместе совершили восхождение! Они не помнили названия этой горы, не знали ее категорию сложности, не знали, сколько времени у них ушло на это восхождение, но твердо знали – они победили!
Выйдя на пенсию в 1991 году, Алим Васильевич вспомнил свое детство и завел фермерское хозяйство. Купил в брошенной Тверской деревеньке Желнино дом, обзавелся несколькими козами, гусями, курами, огородом и даже двумя лошадьми, одной рабочей и другой, молодой для своих поездок. В деревне, кроме Алима, жила только одна семья. Он прошелся по брошенным домам и сараям, нашел хомут, лошадиную сбрую, тележные колеса и оборудовал себе телегу, чтобы ездить в магазин на берег Волги. Это что-то километрах в восьми от его дома. Привозил овес лошадям и птице и себе необходимые продукты. Все свое хозяйство, «Хромой» тянул один.
В память об основателе секции альпинизма и скалолазания РКИИГА мастере спорта СССР Алима Васильевича Романова с 2004 года учреждены ежегодные соревнования связок на кубок имени А.В.Романова. Соревнования проводятся ежегодно во второй половине марта, главный приз – переходящий кубок в виде скального крюка. К участию в соревнованиях допускаются все желающие.

П.П.Захаров (по воспоминаниям С.Романова, П.Захарова, по публикациям А.Кузнецова, Ю.Визбора, по материалам альпклуба СПб, Mountain.RU и Интернета. Фото Альпклуб СПб, архив Романовых).

Шубина Юлия Ивановна.

Шубина Юлия Ивановна родилась 16 августа 1928года. в городе Оренбурге. В 1930 году семья переехала в Среднюю Азию. Во время войны, когда ей было 14 лет работала на военном заводе имени Ленина. После войны увлечение рисованием привело ее в артель по художественной росписи тканей. Там она и познакомилась со своим будущим мужем художником – альпинистом Афонасием Шубиным. С его помощью к ней пришло увлечение альпинизмом и уже 1964 году она выполнила норму Мастера спорта СССР по альпинизму.

Одно из лучших восхождений в ее альпинистской практике было совершено 1954 году на безымянную вершину в районе Ак-Сайского ледника. Юлия Ивановна была руководителем этой группы. На правах первовосходителей альпинисты дали ей имя «Свободная Корея». В это время как раз закончилась Корейская война и восходители решили дать ей такое символическое имя.   С того времени, эта красивейшая гора стала одной популярнейших труднодоступных вершин Тянь-Шаня. Ее восьмисотметровая стена украшена сложнейшими маршрутами, за которые восходители получали золотые медали на различных первенствах СССР по альпинизму.

Но сама Юлия Ивановна не стремилась к покорению сверхтрудных и сверхсложных маршрутов. Ее талант в альпинизме раскрылся с другой стороны. Мастер спорта, инструктор первой категории, она посвятила свои знания и умения воспитанию молодых альпинистов. Альпинистский лагерь «Ала-Арча», что приютился в красивейшем ущелье в сорока километрах от города Фрунзе, был настоящей кузницей Советского альпинизма. Он входил в тройку лучших альплагерей Союза. Двести молодых ребят за одну смену за двадцать дней, превращались из молодых, зеленых новичков, в обладателей почетного значка «Альпинист СССР». Многие из них вообще впервые попали в горы, перешли вброд горную реку, вбили первый крюк в тело ледника, прикоснулись к «Вечным снегам» и взошли на первую в своей жизни вершину! А за летний сезон эту замечательную школу альпинизма проходило восемьсот человек. И многие из них были крестниками Юлии Ивановны. Ее педагогический талант, доброта и терпение, дало путевку к горным вершинам этим ребятам.

Но горы не покидали ее и в городе. Она трудилась в Художественном фонде республики и очень часто в ее работах по художественной росписи тканей главным мотивом были горы.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Одновременно она преподавала в художественном училище. Как – то она собрала там группу молодых девчат студенток и повела их на пик Комсомолец 4200м. Одна из них ослабела и все время твердила, что она слабая и не дойдет до вершины. Попросила оставить ее под камнем на гребне и стала писать записку, что она никого ни в чем не обвиняет и сама решила остаться здесь и умереть.  Но Юлия Ивановна разобралась, что это просто нервный срыв, а сил у юной альпинистки вполне достаточно.  Напоили ее крепким сладким чаем успокоили и пошли дальше. Восхождение закончилось успешно и потом все долго смеялись над этой запиской.

Многие годы Юлия Ивановна участвовала в альпинистских сборах и экспедициях выполняя роль начальника отряда, старшего инструктора и выпускающего на маршруты. Громадный опыт восхождений и обучения альпинистов давал ей это право – отвечать за судьбы и жизнь восходителей, которые уходят к вершине с ее благословления.

В 1974 году в составе команды Киргизского «Спартака» она совершила высотное восхождение на пик Ленина 7134м. Еще раз подтвердив этим, что возраст в альпинизме, понятие относительное. Вместе с ней на вершину взошел и ее сын Иван.

Ушла из жизни Юлия Ивановна 14.12. 2017г на девяностом году жизни. На Мемориале Альпинистов в Кыргызстане установлен ее памятник с барельефом. Рядом с ее мужем Афонасием Шубиным, художником-альпинистом. Горы когда-то соединили их и остались с ними навсегда. 

Проект “ЗИМНИЙ СНЕЖНЫЙ БАРС” завершен. Мы первые!!!

Первыми обладателями звания “Зимний Снежный Барс” стали кыргызстанцы  Сергей Селиверстов и Михаил Даничкиню А также представитель России Алексей Усатых. ПОЗДРАВЛЯЕМ АЛЬПИНИСТОВ С ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫМ ДОСТИЖЕНИЕМ!!!

Подробности экспедиции читайте на странице Селиверстова:

http://alpin.kg/124-proekt-zimnij-snezhnyj-bars-ekspediciya-na-p-kommunizma.html