О друзьях.

Rina Prijivoit

Друзьям живым и ушедшим

Собраться бы, как раньше, –
чтоб Чех и Тега пели,
а Янис взял из кухни
и в лоджию залез.
Седьмой этаж, однако,
но он и добивался,
чтоб все пообалдели,
какой он ловкий бес.

Чтоб Киса спал тихонько,
А Гулька огорчалась,
что спит он беспробудно,
и не скрывала слез.
Лежит мужик спокойно
и не мотает нервы.
Ты хочешь, чтоб он тоже
из кухни перелез?

Чего ревешь, дуреха,
ты разве не видала,
что Киса не Баталов –
картавый и седой.
Зато родишь мальчишку
красивого, как Демон,
у Врубеля взгрустнувший,
как Мцыри молодой.

Кипят на кухне страсти
Колман и Ольга в трансе:
они по-итальянски
скандалят чуть не в кровь.
Но тут приходит Слава
с бутылкою «Столичной»,
всем в рюмки наливает,
все дружно выпивают.
Да здравствует любовь!

А Вадик на диване
на все на это смотрит,
по-ленински прищурясь,
нисколько не танцует,
но водку справно пьет.
Самарский жил в тумане
от немочи тяжелой,
Но Кисой излечился
и тоже водку пьет.

Басит Ашмарин Саша.
Евонная Наташа
за ним следит прицельно
и не спускает глаз.
Как-будто дамы могут
его отнять навечно,
хотя, кому он нужен –
такие ж есть у нас.

Чехиня молодая,
вся бело—золотая,
рассказывает людям,
как вылечить детей.
Но тут приходит Алла
Васильевна, конечно,
и всех уже не слышно
из-за ее затей.

Ей быстро наливают
и тем усугубляют.
А я прошу, чтоб спели, –
уж больно хорошо
пел Чех про бас фугаса,
а Тега – про карету,
зеленую карету,
и многое еще…

Но этой жизни нету,
и очень многих нету,
а многие по свету
теперь уж разбрелись.
Но подойдет минута,
и вспомним почему-то
про жизнь простую эту –
прекраснейшую жизнь.
22 мая 2017

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *