100 летний юбилей корифея кыргызского альпинизма.

Дорогие друзья, давние знакомые и совсем не знакомые альпинисты Киргизии!
21 марта 2017года исполнилось      ровно 100 лет со дня рождения нашего отца –  Боривоя Рудольфовича Маречека, замечательного альпиниста, дважды мастера спорта, в жизни которого Горы занимали  чрезвычайно важное место! 6
Трудно передать словами  степень его  увлечённости  Миром Гор – многие десятилетия его жизни были полностью посвящены тому,  чтобы жить в этом Мире, наслаждаться его великолепной средой , изучать и исследовать этот Мир, делая его доступным и неопасным для громадного количества людей.
В горы его привёл  друг по аэроклубу, где они занимались лётным делом, – Владимир Рацек, тоже чех по национальности, молодой человек,   успевший уже побывать в очень серьёзных экспедициях с Погребецким. С этих пор горы стали совершенно неотъемлемой частью жизни нашего отца, а очень скоро и его семьи –  прежде всего он увлёк горами и свою молодую жену – Анастасию Бондаренко, и своих братьев Владивоя и Кветослава, и сестру ^B6FF0938950D2B8780ECC88A12784CF4DF845D5A7132021CA9^pimgpsh_fullsize_distrДрагомиру, а в конечном итоге и своего отца – Рудольфа Маречека, с рождения жившего в Татрах, а затем и в Альпах. Особо хочется сказать и об этом альпинисте – нашем родном дедушке, который по возрасту не был взят на фронт, но зато в свои 53 года создал в Пржевальске секцию альпинизма и стал водить людей на восхождения, а часто это было и первовосхождение, давая вершинам названия в честь побед Советской Армии., в честь полководцев. Последнее своё восхождение он совершил уже в возрасте 76 лет.. Великолепно разбираясь в лекарственных свойствах растений, он возглавил  в годы войны Пржевальское отделение Лекрастреста, и  члены его секции участвовали в сборе и сушке великолепных лекарственных растений гор Тянь-Шаня, которые затем посылали  для фронта.
У всех из них сложилась своя альпинистская судьба, но мама стала тем стержнем, той опорой , благодаря которой  альпинизм полностью вошёл в нашу жизнь, в ежедневный быт, дела, мечты и разговоры нашей семьи.
Имея казачьи корни, мама была очень статной и крепкой по здоровью, поэтому очень быстро освоилась в горах, став спутницей отца на восхождениях, а позже, как и он,  дважды выполнила мастера спорта по альпинизму и горному туризму.
Мы же с сестрой с самого своего детства жили среди гор снаряжения, среди ^6139459962DA1684623C46BB04E05BA2E99BFAF2AC85A6D7FA^pimgpsh_fullsize_distrпалаток, рюкзаков, ледорубов и  бухт  репшнура. Но главное,  вокруг были, весёлые и крепкие молодые  ребята и девушки, только что вернувшиеся с восхождений или готовящиеся к ним, обсуждающие с нашими родителями жизненно важные  детали этих восхождений, которые непостижимом образом  тут же перерастали в дружный хохот, пение любимых песен и даже танцы под патефон, вечно стоящий наготове. Но это было летом, в сезон активных восхождений, когда наш открытый для всех двор, под знаменитой грушей, был перевалочной базой для многих экспедиций.
Но наступало зимнее время, несколько месяцев, в течении которых наш отец, раскладывал большой стол и разворачивал на нём рулоны кальки и миллиметровки, на которых очень чётко и кропотливо наносил схемы ущелий и целых хребтов, перенося их с сотен рисунков и кроков, сделанных во время восхождений.4 Все годы, на всех восхождениях его неизменным спутником был теодолит, тяжёлая буссоль, которую он носил в своём рюкзаке. И на любом привале, когда все его спутники расслабленно отдыхали, он начинал работать, снимая с приборов все необходимые данные, определяя высоты и расстояния между вершинами, делая заметки для будущих описаний.
Когда же ему не хватало стола, отец раскатывал свои схемы по нашему сверкающему от мастики полу и, ползая на коленях, согнувшись, чертил и чертил, аккуратно макая в бутылочку с тушью обычную школьную ручку с пером «Пионер». Так он постепенно вычертил карто-схемы всех  хребтов  горной Киргизии, которые почти все обошёл своими ногами, измерил и описал собственноручно. Это был просто титанический труд, который мог быть осуществлённым только  таким увлечённым, талантливым и очень кропотливым, точным человеком, которым был наш отец – Боривой Рудольфович Маречек!
Молодым людям сейчас трудно поверить, что  горы Тянь-Шаня, исхоженные сейчас вдоль и поперёк,  когда-то были практически не исследованы,  не описаны, не было  топографических съёмок, снимков из самолётов и из космоса.  Все первовосходители шли, практически, вслепую, не зная маршрута, не представляя, что им встретится на пути к вершине. Как правило это были буквально героические поступки, требующие от первовосходителей большого мужества , упорства и технической грамотности. Не зря именами этих альпинистов, люди называют покорённые ими вершины.
Киргизским альпинистам было, что осваивать  впервые, отец это очень хорошо понимал, поэтому делал всё, чтобы серьёзно технически готовить  их к восхождениям..  В 30-40-и 50 годы массовость была характерна для всего нового, чем занимались люди – с азартом осваивался новый мир, строилось новое  общество, людям хотелось покорять и осваивать, поэтому, когда наши родители приходили на новое предприятие, люди с удовольствием и активным желанием соглашались участвовать в секциях по альпинизму и  в альпиниадах, организованных  ими..
3 Система обучения была тщательно продумана и отработана. Именно это и помогло в годы войны группе альпинистов, призванных военкоматом, по всей республике проводить подготовку горных стрелков для ведения боевых действий в горах Кавказа. И опять школой горных стрелков руководил Боривой Маречек, а помогали ему друг и соратник Петрович Николай Тимофеевич – московский альпинист, два родных брата – Кветослав и Владивой, и жена Анастасия, которая и после отъезда мужа на фронт продолжила возглавлять школу и обучала технике скалолазания уже будучи на восьмом месяце беременности.
После возвращения с фронта, где он в минуты затишья частенько мечтал о предстоящих восхождениях в любимых горах Тянь-Шаня, отец сразу же взялся за осуществление своих мечтаний, и уже осенью 1945 года делает массу  тренировочных восхождений, проводит обучающие сборы по скалолазанию. Не смотря на большую нехватку снаряжения и очень скудную материальную поддержку, ему всё-таки удавалось формировать группы значкистов и разрядников
Вскоре стало очевидно, что без базового альпинистского лагеря развивать серьёзный альпинизм в Киргизии просто нереально,  поэтому он стал одним из самых активных организаторов  такого лагеря в одном из самых подходящих ущелий  вблизи города  – в ущелье Ала-Арча. И лагерь не зря был назван «Искрой», так им хотелось, чтобы возгорелось пламя альпинизма в любимых горах. Лагерь поставили на зелёной поляне, окружённой великолепным еловым   и арчёвым лесом..
5Отец стал первым старшим инструктором альплагеря, а мама, окончившая к тому времени школу начспасов в Крыму, возглавила спасательную службу лагеря. Она была в то время первой и единственной женщиной, возглавляющей спасотряд.
Сейчас все знают ущелье Ала-Арча и горожане толпами едут в него на автомобилях и автобусах, а в те далёкие годы, машина могла доехать только до метеостанции, при въезде в ущелье, а дальше шли только тропы по обеим сторонам ущелья. По договорённости  спорт комитета с одним из колхозов, лагерю был выделен вьючный  верблюд, а позже и лошадь, которые и перевозили оборудование лагеря и снаряжение альпинистов.

Сохранились все архивные материалы с отчётами о работе лагеря  в 1951 –  1953 годах, описания всех маршрутов и самих восхождений, сделанных самым подробнейшим образом, с десятками схем и рисунков. В своё время наши родители учились в художественном училище, но начавшаяся война помешала дальнейшему обучению, однако своё пристрастие к рисованию и отец, и мама  сохранили и оно пригодилось на восхождениях, давая возможность делать короткие зарисовки вершин и перевалов. Хочется сразу же вспомнить и ещё об одном замечательном качестве родителей, которое они старались передать и нам, и всем, кого они водили в горы – совершенно категорически отец не позволял оставлять на стоянке после себя какой-либо мусор, следы пребывания , могущие нарушить природную гармонию и естество! Он никогда не позволял себе мусорить и плевать на землю, так велико было его преклонение перед Горами. С болью мы смотрим  сейчас на то, какие громадные мусорки образованы в местах, где обитают те, кто называют себя « любителями гор.»2
Теперь, когда мы с сестрой взялись за создание книги  к 100летию со дня рождения нашего отца и подняли все архивные материалы об альпинизме тех лет, нас поражает не только увлечённость родителей, но и тот размах, тот масштаб  задуманного , который они выполняли . В этих отчётах мы встречаем фамилии многих альпинистов, которых мы знали с самого детства, так как с большой радостью жили вместе с родителями в лагере весь альпинистский сезон Вот список инструкторов , работавших в передвижном альплагере «Искра» в 1951 году:
Бондаренко А,И – инструктор,  Литвинов А,А, Наурбиев З,А,   Кормилицин В,И,  Щетинина Ю,И,, Еропунов А,Н, Гаврилов А,Е, Жаботинская П,И –  младшие инструктора..^4C144FE9889992AB9E2DC37EE74CE9B5AD836BD8F3E369C748^pimgpsh_fullsize_distr
Эта группа инструкторов альпинизма, с которых началась долгая история   передвижного альплагеря «Искра», ставшего впоследствии постоянным круглогодичным лагерем, хорошо известным в Союзе.
Сам же Боривой Рудольфович,  благодаря своим обширным знаниям горных ущелий, написавший путеводители по Киргизии, был хорошо известен и зарубежным альпинистам и туристам, приезжающим с экспедициями в наши горы.  Часами, а иногда и днями напролёт он консультировал тех, кто приезжал к нему с просьбами рассказать о том или ином горном маршруте. Большой увлечённостью отца были и высокогорные ледники, изучением которых он занимался, написав  диссертацию по гляциологии. Однако, его собственное  физматовское образование  стало преградой для защиты великолепной работы по гляциологии, хотя в то время она была очень актуальна.1
Большую часть жизни наши родители, и конкретно отец, отдали и развитию туризма в республике.. В его руках была основа – подробнейшее описание горных ущелий и перевалов, наличие мостов или переходов через реки, знание обходных троп и мест под бивуаки. Он очень скрупулёзно относился к местным названиям ущелий и рек,   присвоенных коренным населением, обязательно тщательно записывал и само название, и его перевод. Маршруты, которые он создавал, были разной категории сложности и длительности,  что позволяло людям с разной спортивной подготовкой находить для себя, своих групп  приемлемые варианты путешествия по нашей красивой республике.
Всегда, во все самые сложные свои времена, а их у родителей хватало, они неукоснительно находили возможным для себя работать с людьми,  организовывать  спортивные мероприятия,  различные секции, которые создавались ими практически на всех крупных предприятиях города и всей республики, проводили массу  соревнований, что повышало уровень подготовки участников и выявляло самых подготовленных и заядлых спортсменов. Так они растили своих последователей, разрядников и инструкторов туризма и альпинизма. Последние годы своей активной работы в спорте отец отдал спортивному ориентированию на местности.  И опять были карты и схемы, прокладывались трассы, натягивались сотни метров ограждений с яркими флажками, проводились сами мероприятия, опять родительский  дом был полон молодыми и деятельными людьми. Отец, как магнитом притягивал к себе массу людей, таких же любознательных и интересных, каким был и сам. Его энциклопедические знания,  феноменальная память были поразительны, желание делиться этим с людьми безвозмездно, от широты души, были так притягательны, что люди всегда с большой охотой шли в гостеприимный дом наших родителей.^9DC2CBB3296EEEDB1E2E97A8E91048808AAD3926E87B340D6D^pimgpsh_fullsize_distr
Сегодня столетний Юбилей со дня рождения Боривоя Рудольфовича Маречека, но говоря о его альпинистской и туристской судьбе, совершенно невозможно не упоминать о его второй половине, его жене – Анестасии Бондаренко, нашей маме. Во всех своих делах, в своей любви к горам и двум видам спорта, они были действительно единым целым, одним существом. И только это единение, эта однозначная поддержка и понимание жены во всём помогло отцу сделать тот колоссальный объём работ  в альпинизме и туризме , который до сих пор не оценён полностью . Удивительным является ещё и странное переплетение дат их рождения – 21 марта 1917г. И 17 апреля 1921года!. Видимо,  поэтому так распорядилось Пространство, что в их любимом ущелье Ала-Арча нашлась двуглавая, хотя и далеко не самая высокая, вершина, которую и назвали их именами. И стоят теперь наши родители вершиной среди цепи гор над нашим городом. Но мало кто из молодых альпинистов знает историю  этих двух  людей, потому часто читаешь в альпинистском сайте, как они путаются с табличками и  названиями  вершины, считая их взаимоисключающими, а не взаимодополняющими, какими  были в жизни эти два человека.
По архивным материалам, сохранённым родителями, мы с сестрой готовим книгу по истории альпинизма и туризма в Киргизии, с большим количеством описаний первовосхождений в 30-40-50 годы прошлого столетия, со схемами, рисунками и фотографиями, сделанными их руками. . Отчёты, документы и переписка альпинистов тех лет, воспоминания самих родителей о друзьях и соратниках, надеемся, помогут восстановить картину зарождения альпинизма тех суровых, трудных, но таких заманчивых лет!
Надеемся на вашу поддержку и участие, если в ваших руках имеются материалы или фотографии пой поры.          Сёстры Маречек – Инезилья и Эльвира.

100 летний юбилей корифея кыргызского альпинизма.: 4 комментария

  1. Дорогие Инезилья и Эльвира,я не имею к альпинизму никакого отношения,НО с каким огромным интересом прочитала страничку истории Вашей семьи! Сейчас,в наше нелегкое для мира время,так не хватает именно вот такого светлого, душевного-как бы изменился Мир,если бы все люди были такими энтузиастами.Спасибо за позитив,которым Вы делитесь,пишите книгу-я думаю ее прочтут, и она будет интересна не только людям,знакомым с альпинизмом. С уважением Надежда Ветошкина.

  2. На нашей Земле не так часто встречаются столь одаренные и талантливые люди! Еще реже люди с такой яркой любовью-какая была у этой необыкновенной пары! Именно любовь и к друг другу и к родному краю увенчалась тем вкладом в историю альпинизма и теми вершинами носящие их имена! Светлая память!!!!

  3. Эдуард Стыценко (архитектор, Тольятти) говорит :

    С огромным удовольствием прикоснулся к Этой любопытнейшей информации о жизненных событиях такого Интереснейшего человека, как Боривя Рудольфовича! Мне посчастливилось с ним общаться, участвовать в его проекте по созданию горнолыжной Базы в Пржевальске, я помню его горящие глаза, его неудержимую увлеченность, невероятные идеи, кучи чертежей, записки, пачки писем на разных языках, впервые узнал от него об Эсперанто,… Слушать и общаться с ним было увлекательно, жаль, но он всегда куда-то спешил! А ведь прошёл целый век …, а мы его помним, узнаем и до сих пор удивляемся!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *