Установлены новые памятные знаки на Мемориале Альпинистов.

Изображение

 

20171008_102329

Ала – Арча встретила нас бодрящим морозом.

20171008_122215_новый размер

И снегом, который пакрыл монумент “Ала-Арчинская Корона”.

20171008_111605_новый размер                                                  20171008_114725_новый размер

Мороз и снег значительно ускорил работы по очистке памятников.

 

 

20171008_122434_новый размер

 

 

 

На стелле “Северная звезда” была установлена табличка с фотографией Георгия Розенкова.

 

20171008_122348_новый размер

 

Георгий был не только хорошим альпинистом, но и профессиональным радистом. Благодаря ему было спасено много  альпинистских жизней..

 

 

20171008_122716_новый размер

 

 

 

Медалион “Роза Ветров”всегда укажет верный курс к пику “Корона”.

 

20171008_122731_новый размер

 

 

С левой стороны от Монумента установили мемориальную доску Петру Петровичу Петрову.

20171008_133057_новый размер

 

 

Старейший альпинист Кыргызстана, спасатель, горнолыжник и добрейшей души человек.

 

 

20171008_134719_новый размер

 

 

И как всегда, пркрасная Ала-Арча принимает альпинистов. И живых и ушедших.

 

20171008_132011_новый размер

Редакция сайта.

 

О друзьях.

Rina Prijivoit

Друзьям живым и ушедшим

Собраться бы, как раньше, –
чтоб Чех и Тега пели,
а Янис взял из кухни
и в лоджию залез.
Седьмой этаж, однако,
но он и добивался,
чтоб все пообалдели,
какой он ловкий бес.

Чтоб Киса спал тихонько,
А Гулька огорчалась,
что спит он беспробудно,
и не скрывала слез.
Лежит мужик спокойно
и не мотает нервы.
Ты хочешь, чтоб он тоже
из кухни перелез?

Чего ревешь, дуреха,
ты разве не видала,
что Киса не Баталов –
картавый и седой.
Зато родишь мальчишку
красивого, как Демон,
у Врубеля взгрустнувший,
как Мцыри молодой.

Кипят на кухне страсти
Колман и Ольга в трансе:
они по-итальянски
скандалят чуть не в кровь.
Но тут приходит Слава
с бутылкою «Столичной»,
всем в рюмки наливает,
все дружно выпивают.
Да здравствует любовь!

А Вадик на диване
на все на это смотрит,
по-ленински прищурясь,
нисколько не танцует,
но водку справно пьет.
Самарский жил в тумане
от немочи тяжелой,
Но Кисой излечился
и тоже водку пьет.

Басит Ашмарин Саша.
Евонная Наташа
за ним следит прицельно
и не спускает глаз.
Как-будто дамы могут
его отнять навечно,
хотя, кому он нужен –
такие ж есть у нас.

Чехиня молодая,
вся бело—золотая,
рассказывает людям,
как вылечить детей.
Но тут приходит Алла
Васильевна, конечно,
и всех уже не слышно
из-за ее затей.

Ей быстро наливают
и тем усугубляют.
А я прошу, чтоб спели, –
уж больно хорошо
пел Чех про бас фугаса,
а Тега – про карету,
зеленую карету,
и многое еще…

Но этой жизни нету,
и очень многих нету,
а многие по свету
теперь уж разбрелись.
Но подойдет минута,
и вспомним почему-то
про жизнь простую эту –
прекраснейшую жизнь.
22 мая 2017

 

 

В память о Петровиче.

 

P1180703

ОДА ПЕТРОВУ

Каждый человек эпоха                                                                                                  Каждый человек мирозданье.                                                                                  Петров для многих эпоха                                                                                                  И теплое мирозданье.

По свету мотались и мчались                                                                                          Летом к Петрову в альплагерь.                                                                                        Не слишком часто встречались,                                                                                  Но будем как дома, знали.

image

Не знаю, как все умещались                          В душе этой вечно юной.                                  Но это простое счастье                                    Для каждого он придумал.

Хватало для всех разговоров                          До часу, до трех до рассвета.                          А песен простых до рассвета                          Немеряно было спето.

С тобою прощаться сложно                              С тобой невозможно проститься.                     Наши встречи отложены                                   Пусть тебе мирно спится.

Стихи Натальи Филатовой

 

IMG_5763

 

 

 

Ушел из жизни старейший альпинист Кыргызстана Петр Петрович Петров.

Сегодня в 17.00 после тяжелой болезни скончался Петр Петрович Петров.

IMG_5733

Петрович – добрейшей  души человек, балагур, говорун, алпинист, горнолыжник – это все он.

P1180703

Гостеприимный хозяин горнолыжки Колгоо-Кар. Казалось время для Петровича остановилось Последние лет дводцать он выглядел одинаково.

все свои

Но когда он инструкторил в альплагере, то был парень на все сто.

Светлая память тебе Петрович!

Ненормативная лексика. Рассказ Бориса Львовича.

 

                                            Ненормативная лексика

 Вместо предисловия:

Юра, привет!

Хочу узнать у тебя, что ты делал сегодня ночью на пике Ленина? Я тоже там был, но в другой компании, по характеру склона где-то на 6100 на Липкина. про вершину, похоже, ничего не было… Ты мне показывал какую-то крутую карту района, а я у тебя её выпрашивал. Ты обещал мне достать её в б/л. Потом, уже внизу, позвонил мне по телефону и спросил нужна мне ещё карта или нет. Я сказал нужна и ты был страшно недоволен, так как за ней надо было переться куда-то, а тебе сильно не хотелось! Так где моя карта района??!

              21618049_874320412750900_2151850616144121503_n        (сон Бори Львовича с 22 на 23 августа 2017 года)

Из переписки в «личке» на сайте «Одноклассники»

А у меня другая фобия – в ноябре начинает сниться, что я на лыжах прыгаю. Да-ада, не гоняю, не спускаюсь торжественным пердимоноклем, а именно прыгаю! Длинно и плавно, как в жизни никогда не умел.                                                           Остались сны и воспоминания.

   В 1981 году, в альплагере Ала-Арча, работал я инструктором с разрядниками. Состав инструкторов в том году был очень приличного уровня. Занятия проводились без всяких поблажек, ни к себе, ни к участникам. Но занятия занятиями, а восхождения вносили свои коррективы, и некоторые огрехи в подготовке участников давали о себе знать. На восхождениях я старался давать работать участникам самостоятельно, и когда они начинали ошибаться, показывал и рассказывал, как нужно действовать в данной ситуации.

корона

Красавица Корона. Первая Башня.

Но однажды они меня достали так, что я не выдержал и выдал несколько ярких ненормативных перлов. В то время на разборах восхождений часто присутствовал начальник учебной части Суханов Виктор Иванович. Первое слово обычно давалось старосте отделения, потом говорили участники, которые сами оценивали свои действия, и только затем подводил итоги восхождения инструктор.

У меня в отделении была девочка. Очень приличная девочка, каким-то чудом дошедшая до второго разряда с превышением. Девочка была в самом деле приличная. Такого комсомольско-пионерского воспитания. И по лагерю она ходила в спортивных тапочках, в белых носочках, в синих шортиках и белой блузочке. Ну прямо пионерочка из лагеря Артек, только без галстука. Однажды на выходе в горы инструктор Юрий Кудашкин поймал здоровенного сурка, забил и освежевал его, шкуру растянул для просушки на камнях. Мою пионерочку чуть кондратий не хватил от происшедшего. Она подошла к Кудашкину, встала по стойке “смирно”, руки по швам, и вся пунцового цвета от возмущения объяснила Юре, какой он подлец и негодяй. Убил животное.

Примерно тоже произошло и на разборе восхождения, где она без всякого сожаления и сомнения “сдала” меня Суханову. Долго Суханов бушевал по этому поводу и в конце концов сказал: “Ещё раз, и я тебя выпру из лагеря, и больше никогда ты здесь работать не будешь!”  На что я подумал, что дорабатываю третью смену, поднадоело всё и хочется домой, выгонит, ну поеду домой, делов-то. А лагерей по Союзу пруд пруди…

Но вот закончились занятия, учебные восхождения, и пошли мы на первую “четверку” участников – на первую башню вершины Корона. Всё шло отлично! Взошли на вершину. Отдыхать не стали, так как было очень холодно. Начали спускаться в щель между первой и второй башней. А там вообще сквозняк такой, что мама не горюй. Мои бойцы держатся нормально. Работают довольно уверенно. Я, последним, спустился в щель, мужики уже начали организовывать спуск. Я подключился к работе, но они попросили меня дать им поработать абсолютно самостоятельно. По уже навешенной верёвке я спустился вниз метров на сорок, освободил перила и стою, жду, когда они там разберутся и начнут спускаться. Проходит пять минут, десять, пятнадцать – никакого движения не наблюдается! Стоят кучей чего-то там вяжут, отвязывают, снова привязывают. Я стою на льду, задубел в конец! Кричу: “Что там у вас?” Отвечают: “Всё нормально, скоро будем спускаться!” Тут я уже не выдержал и, вежливо брызгая слюнями, выдал им рекомендации по действиям в сложившейся ситуации. Подействовало моментально! Спустили девочку и довольно быстро спустились остальные. Без всяких заминок продёрнули верёвки, смаркировали их и по довольно пологому льду, без всяких приключений, спустились к хижине на стоянке Рацека и на другой день в лагерь. Участники мои ходят по лагерю довольные и весёлые. Я тоже не горюю, уже и вещи стал просушивать – Суханов слов на ветер не бросал, и я с лёгкой душой стал собираться домой.фото 3

“Страшный и ужасный”  но справедливый, знаменитый начуч Ала-Арчи                                                                   Виктор Суханов.

Часа в четыре состоялся разбор восхождения. Вот выступил один участник – всё нормально, другой, третий. Дошла очередь до девочки. Она встала и стала рассказывать, как ей понравилось восхождение, как хорошо поднялись и только на спуске немного запутали верёвки и немного задержались в щели. Но инструктор чётко и понятно объяснил, что нужно делать… “Что?! Опять!?” – взревел Виктор Иванович, но из лагеря меня не выгнал, и пришлось мне ещё смену работать инструктором.

На следующий год он опять прислал мне договор и приглашение работать в лагере. Но у меня начался совсем другой период в альпинизме. Мне посчастливилось десять лет подряд участвовать в высотных восхождениях. Так инструктором я в лагерях больше не работал, только на сборах, да на КСП центрального Тянь-Шаня.

Борис Львович, 05.04.2015

Осенняя Ала-Арча начало строительства.

Ала-Арча осенью.

 

 

 

Один день. Рассказ Эльвиры Маречек.

IMG_3447

 

IMG_4196 Вот и уехала моя старшая половинка и  даже сообщила, что уже проезжает Курдай, половинка, с которой мы делим все наши охи-ахи, а уж тем более – все наши воспоминания, связанные с  общим детством, с горами, в которых росли, с нашими родителями. А тут на нас свалилась такая лавина впечатлений, эмоций, воспоминаний, что мы, едва вернувшись из Ала-Арчи, стали делиться с близкими и друг с другом всеми своими впечатлениями. Мы, конечно, весь день держали друг друга в поле зрения, но у каждой из нас были свои встречи и разговоры с людьми, которых просто не ожидали встретить, с кем не виделись по 40-50 лет!
Что ещё может накатить в горах, если не лавина?! А уж когда в ней замешана добрая сотня людей, близких по духу, и от того уже почти родных, когда вокруг тебя те самые горы и вершины, в которых ты рос, тот самый воздух, настоянный на хвое, та самая взбалмошная и вечно грохочущая Аларчинка, да предстоящий подъём, который надо преодолеть во что бы то ни стало, но добраться до тех уже Небожителей, к которым уже растянулась вереница  идущих – старых и малых, молодых и не очень – ну как тут не захлебнуться от всего происходящего и предстоящего?!
20170916_114107  Однако, Действо началось, и мы все двинулись по гибкой тропе,  лично мне больше напоминающей ту самую нейро-линию, которая спонтанно вьётся среди камней и елей, и внезапно виляет туда, куда ты и не предполагал совсем. Это сравнение, неожиданно появившееся, поразило меня своей точностью, ведь если те нейро-линии, что мы чертим на бумаге, так сильно влияют на наше мышление, то что могут привносить в нашу Жизнь такие вот «неведомые  тропы»?!  Сама я могла только предполагать, на какую тропу я сегодня встала и что она мне принесёт,  но действительность превзошла все мои ожидания!…
Хотя, само это Действо, задуманное Славой Александровым,  началось ещё у Южных ворот, когда мы стали рассаживаться в том шикарном и комфортабельном транспорте, что он нам предоставил; когда мы целой вереницей машин дружно двинулись  к горам. А для нас с сестрой  было и ещё одно щемящее чувство – к нам стала приближаться двуглавая вершина, носящая имена наших дорогих родителей!. Я-то вижу эту вершину часто – покрытая белым снежным флагом, она видна из любого уголка нашего города, потому я могу здороваться со своими родителями или «махать им ручкой» хоть несколько раз в день, а вот моей сестре, изредка приезжающей к нам, это очень значимый момент жизни…
Слава пригласил нас с сестрой на открытие Мемориала по многим причинам, но одна из них та, что нам всем очень хотелось в благодарность за активное участие  в его строительстве подарить волонтёрам книгу, написанную нами  об истории альплагеря Ала-Арча и самого альпинизма в нашей стране.
И вот теперь мы двинулись по этой самой нейро-тропе к Приюту «Северная Звезда». Уж кто-кто, а я-то точно не знала, чем для меня завершится этот подъём – 30 лишних килограммов на моём изящном скелете и 70 годов за спиной, кроме детского рюкзачка, ставили передо мной большущий вопрос и кучу восклицаний. Славе я предусмотрительно отдала пачку подписанных нами книг, а он дал нам с Иной по одной лёгкой, но очень надёжной лыжной палке. Держа в голове все свои страхи, надвигающиеся на меня с каждым моим же шагом, я оставила в своей голове место и для удивления тем шикарным еловым лесом, что вырос на некогда голом холме,и для восхищения необычно красивыми молодыми елями, у которых из под длинных зелёных юбок, у самой земли выглядывали кружевные и ажурные «подъюбники», состоящие из маленьких веточек. Будто произошло что-то странное – сами ёлки не росли в высоту какое-то время, а нижние веточки интенсивно стали нарождаться, потому и выпучились из-под старших веток кружевным валиком вокруг дерева.
Я замечала всё; и скальный массив, под которым десятки раз наблюдала скальные занятия или соревнования, сидя на камнях возле молодой и красивой мамы, ведущей эти занятия; я оглядывалась и разглядывала надвигающийся, по мере нашего подъёма, Тэке-Тор; хмыкала, когда проходящая мимо молодая пара фотографировалась, пытаясь уместиться в кадре с «самой Короной», хотя в кадре у них мог торчать только  всё-тот же красавец Тэке-тор. Я знала, что «Корона» появится перед нашим взглядом только тогда, когда мы сами наберём Scan-130118-0217 rподобающую высоту…  Нам же, людям, вечно мало того, что мы имеем… Вот, значит я ещё и философствовала… А в голове , назойливой кривой корягой торчал вопрос –«когда же я начну задыхаться, когда я уже сяду и откажусь идти дальше, я же вряд ли этот подъём осилю?!!» . Но как, как сесть на дороге к тому месту, где на большом коллективном валуне закреплены две таблички с именами наших родителей, когда снизу смотрит родное ущелье, когда Слава будет дарить людям вместо нас, написанные нами книги об Ала-Арче.?!! Да нет, я не допускала мысли о том, что к Мемориалу не взберётся моя старшая сестра – зря что ли папа доверял ей руководство самыми сложными высокогорными туристскими маршрутами?! И пусть большая часть жизни осталась позади, но Мастера всегда держат в «заначке»  то, что и делает их мастерами…  Да, но я-то буду сидеть где-нибудь под ёлкой на середине пути, или меня начнут транспортировать срочно вниз… В голове бурлило вот это всё, но я всё ещё карабкалась по уступам, когда откуда-то сверху ко мне протянулась небольшая, но крепкая мужская рука – незнакомый молодой человек предлагал мне свою помощь. Я, конечно, радостно уцепилась, в голове разом просветлело, осенние краски бабьего лета  заискрились  всеми своими оттенками – нет, есть всё же Бог на этом свете! Вот и моей сестричке прислал в этом сложном месте сразу двух девушек, которые, смеясь и болтая,  добродушно подхватывали её сразу с двух сторон. Я же уцепилась за протянутую руку – сам же бог велел – и уже не отпускала её даже и там, где отлично могла шагать и сама. В молодой мужской руке, ведущей за собой вверх, есть какая-то магия, цену которой можно оценить, увы, не в каждом возрасте. Но мой внук, с его заботливыми руками, живёт очень далеко, а мой правнук Егорий Данилыч ещё совсем мал – сам чуть что и на папины ручки просится. Кстати, мимо нас прошло целое семейство с тремя детьми: младшенькая улыбашка с кудряшками сидела на папиной шее, средний что-то лопотал, радостно коверкая слова, а старший помогал маме  нести наверх какой-то груз. Я обзавидовалась – у моего зятя, любящего болтаться по горам, шея одна, а улыбашек сразу двое. Однако в голову заложила – внукам пора на волю!
Мы с сестрой и сами разговорились с посланцами Бога -Александрова, узнали их имена –  Павел (боже, уж не апостол ли?),  Асель и Людмила и даже то, что мы с ними из одного гнезда – из Политеха!.
Scan-130110-0099r К моменту подъёма  к Приюту мы уже были родными душами и переговорили очень много разных тем. Нам ведь с сестрой, попавшим на этот склон, есть о чём вспомнить – вот оно, наше детство, наша юность, –  рядом! А для меня это ущелье приготовило и ещё один подарок! Именно сегодня, день в день, 33 года назад,16 сентября 1984 года началась наша совместная жизнь с моим мужем Владимиром Самохваловым – мастером спорта по альпинизму, побывавшего на многих семитысячниках, много лет возглавлявшим горно-спасательную службу всего южного региона  Тянь-Шаня, и, наконец, директора альплагеря Ала-Арча!! ^45499FE8B70E47EE96FC53B2620B8BCE47844F3284AE7D29C8^pimgpsh_fullsize_distrТого самого, где я росла, где работали мои дорогие родители!!! И теперь я шла и смотрела на ущелье, на сам лагерь, лежащий внизу, на горные вершины, глазами Володи, оставшегося дома. Я пыталась всё это впитать в себя, чтобы вернувшись домой, перелить это в него и придать ему силы. Я-то хорошо помню, как этот Овен скакал в соседнем ущелье по осыпи из громадных камней. Он делал это легко и свободно, ещё и болтая при этом, а я, бывшая гимнастка, судорожно семенила за ним, боясь оступиться и сломать себе ноги. В итоге я села и разревелась, устав от напряжения, а Самохвалов удивлённо остановился –«что это ты?». Сегодня я что-нибудь звхвачу для него из Ала-Арчи…
А вот и   Ворота! А за ними, в Приюте уже стоят, ожидая всех, несколько десятков человек. Стоят молча!  Строгие вертикали устремлённых ввысь деревьев, большая группа людей,  стоящих среди могил, Мемориал, ещё закрытый от ожидающих глаз покрывалом, всё это в один миг отодвинуло всё насущное в сторону… И остались молча стоять мы все и наши Небожители!… Это были минуты, ради которых  можно было и даже  нужно было, почти корячась, превозмогая себя, помогая другим,  всё же взобраться сюда и стоять теперь одной дружной семьёй перед теми, кого уже никогда не вернуть на нашу Землю, но которые всегда живы в наших душах!!!
Постояли молча,  а начав говорить, вспомнили всех, торжественно открыли мемориал и ударили в Рынду, так долго служившую в альплагере, а теперь нашедшую своё  многозначительное  место именно в Приюте.  Наконец и Приют получил свою собственную Корону, своё завершение, так гармонично вписавшееся в рельеф и в саму атмосферу этого скорбного места. Люди высказывали свою сердечную благодарность тем, кто не жалея своего времени, своих сил, а иногда и здоровья, обеспечили создание и завер20170916_124803шение Мемориала. Неимоверными усилиями эти люди умудрялись затащить по этому крутому и часто опасному пути все материалы истроительные конструкции и даже воду для разведения бетона. Не представляю, как это им всё удалось, но они это сделали !!! Вот это понимание и благодарность была высказана всеми, кто взял слово, особая благодарность была высказана самому главному затейщику, организатору, продвигателю, исполнителю  этого проекта Вячеславу Александрову.

Редкая встреча ветеранов альпинизма.

Торжественное мероприятие было завершено, нас всех ожидал  «чудненький»  спуск, а потом и фуршет на зелёной поляне, поэтому Приют постепенно  пустел, хотя ещё и оставались люди, увлечённые беседами и воспоминаниями. На выходе из Приюта мы столкнулись с удивившим нас человеком, который не сбавляя темпа упрямо шёл, опираясь на две металлические палки . Это был известный музыкант и Наш знаменитый маэстро, профессор Юрий Борисович Кузнецов в свои 75 лет посчитал своим долгом почтить память своих друзей.Наш знаменитый маэстро, профессор Юрий Борисович Кузнецов в свои 75 лет посчитал своим долгом почтконцертмейстер Юрий Борисович Кузнецов, который в свои 75 лет один, без всякой поддержки поднялся к Мемориалу – люди уступили ему дорогу.  В этом же месте мы пересеклись и с тем семейством с тремя детьми,  о котором я уже упоминала. Чудесная кудрявая улыбашка, всё ещё сидевшая на папиных плечах, оказалась не менее чудесным малышом, от чего ямочки на щёчках пацанчика стали ещё более задорными. Да и папа трёх мальчишек оказался приятным в разговоре и общительным парнем. Убедившись, что его сынишка хорошо закреплён на его спине, он взял в руки две палки, чтобы подстраховывать себя  и мы все начали свой неспешный спуск. Да, спуск, как известно, требует особого внимания и часто бывает даже опаснее подъёма. Мы и не спешили, каждый спускался в своём темпе, кто-то нас перегонял и в одну, и в другую сторону. В какой-то момент я чуть опередила всех, с кем шла – и семейство, и сестра, и Павел с Аселей и Людой чуть отстали, но сзади послышались чуть торопливые шаги, скользящие по сыпучке, хруст ломающейся ветки, звук падения и вскрик женщины.  Я обернулась, –  она лежала в полуметре от меня и кривясь от боли, показывала мне на ногу, вытянутую вперёд.
Раньше, много лет назад, мне часто приходилось избавлять людей от боли, поскольку я лечила руками, поэтому я, едва ощупав травмированную ногу и не найдя смещения, начала работать сразу. На щиколотке довольно быстро стала расти опухоль, похожая на круглый  мячик. Но когда я начала работать над ним, он так же стремительно стал исчезать и через несколько минут растаял бесследно. Что это было – я так и не поняла, но женщина сказала, что боль уменьшилась. Пока шёл этот процесс, возле нас уже собралось достаточно много людей, были и прохожие зеваки, снующие в обе стороны, подошли и люди Александрова, кто-то побежал назад, чтобы принести подобие носилок. Кто-то искал бинты или шарф, кто-то соображал, как сделать шину. Уйти мимо, продолжить свой спуск мог каждый, никто никого не задерживал. Всё было и спонтанно, и добровольно, каждый решал за себя. Задержалось рядом с нами и упомянутое семейство, ребятишки толкались у ног взрослых и поскольку было сложно что-то сделать на узкой тропинке, нам хотелось даже спровадить их вниз. Но, папаша спокойно снял с себя ребёнка, пересадил его на спину мамы, поручил своих двух сынов кому-то из молодых, а сам взял на себя спасательную операцию. Когда мне стало понятно, что умелые люди справятся и без меня, мы с сестрой стали спускаться, чтобы освободить дорогу. Когда мы были уже на подходе к мосту, нас обогнал всё тот же молодой отец, но теперь на его спине сидела травмированная женщина, закреплённая каким-то непостижимым способом с помощью чьёго-то рюкзака..   Спасатель почти бежал, женщина мужественно подстанывала в какие-то моменты, а рядом бежало несколько парней, готовых поддержать и перехватить его ношу. Именно эту процедуру очень осторожной пересадки больной на другие плечи мы и наблюдали, удивляясь тому, как терпеливо вела себя пострадавшая с переломом обеих костей голени.
Позже мы узнали, что это была Татьяна Шульгина – геолог и альпинистка, приехавшая погостить к своей сестре. Когда-то Татьяна и сама работала в альплагере, была разрядницей, муж – известный многим альпинист. И вот совсем на простом месте, когда меньше всего можно было ожидать, пропуская какого-то мальчика вперёд, Татьяна и зацепилась одной ногой за торчащий корень, а другой скользнула по мелкой сыпухе – секунда и  закрытый перелом двух костей, слава Богу – без смещения!Участники спасотряда - Анатолий Пыжиков, Семен Дворниченко

Участники спасотряда – Анатолий Пыжиков, Семен Дворниченко

А восхитивший нас своей ответственностью и большим человеческим сердцем, отец трёх маленьких сыновей, оказался  мастером спорта по альпинизму, известным в своих кругах альпинистом, восходителем на зимнюю «Победу» в 2017 году Семён Дворниченко!!!
А ведь он мог сослаться на то, что на его руках малыш,  что на нём ответственность за детей, что страшновато передать на сложном спуске малыша жене, он мог сослаться на то, что вокруг полно молодых парней, способных нести женщину с травмой. Нет, он просто взял на себя то, в чём хорошо разбирался, он взял на себя ответственность, сложность ситуации и сделал всё, что требовала ситуация. А вокруг была солнечная осень, светило жаркое солнце, пахло хвоей, люди, выполнившие задуманное мероприятие, отдыхали, пили кофе и вино, обнимались с друзьями и вели душевные разговоры..  Да, хочу сказать, от лица всех, большущее спасибо тем, кто обеспечил нам великолепный, да ещё и бесплатный проезд в это райское место, кто угощал нас сладостями, вином и кофе за те же «бесплатные» деньги! И во всём этом повинен всё тот же Слава! Слава ему, Слава! Слава! Знали родители, кому давали это имя…
Этот день мог быть великолепным сюжетом для художественного фильма. События, очень значимые, разворачивались на фоне прекрасной, почти райской природы, что ещё больше оголяло наше человеческое нутро.  И люди достойно себя проявили. Мы с сестрой очень благодарны молодым ребятам Павлу Бездорнову, Аселе Байбагышевой, Людмиле Кан, проявившим заботу и внимание  к незнакомым им тётенькам, вздумавшим забраться туда, куда обычно их ровесницы даже и не думают смотреть.
Большое и сердечное спасибо и даже человеческое восхищение хотим высказать и Семёну Дворниченко , всем тем парням, что не прошли мимо, а взялись спустить пострадавшую женцину к транспорту, той незнакомой нам женщине, что умело накладывала шину из подвернувшейся складной палки на сломанную ногу. Всем, кто не прошёл мимо, кто не свалил эту проблему на чужие руки. Спасибо вам огромное!!! Ведь не смотря на эту травматическую ситуацию, день был очень чудесным, как и то дело, ради которого вместе собралось очень много людей, разделённых и годами, и даже разными странами. Я встретила среди этой сотни людей трёх своих однокурсников, один из которых давно живёт в Германии, а чуть позже меня нашла и бывшая моя студентка, с которой мы ездили вместе аж на Дальний Восток и которая тоже давно живёт в Германии в том же городе, что и мой однокурсник Бронислав Тян.!!! И теперь они, встретившись там, в Германии, оба будут вспоминать этот прекрасный день в нашей Ала-Арче.
Думаю, что каждому из нас есть, что рассказать об этом дне, об этом событии. У каждого своя история связанная с этим ущельем, с миром альпинизма. Я смотрела, как оживлённо и сердечно разговаривали люди, разбившись на группки и, думаю, эти беседы продолжались ещё долго, но нам надо было торопиться в город, нас ждал Владимир Владимирович Самохвалов, которому так нужны были сейчас и этот пейзаж, и этот хвойный воздух, но самое главное – альпинистское братство, которое именно сегодня было проявлено в полной мере. Спасибо всем громадное. IMG_0535_новый размер
Сёстры Маречек. 17.09.2017г.

 

Монумент “Ала-Арчинская “КОРОНА” открыт.

16.09.2017г. монумент был торжественно открыт.

Сердечная благодарность всем, кто поднялся в этот день к Мемориалу, чтобы почтить память наших друзей – альпинистов, кто своими трудами создал и прославил киргизский альпинизм.

Ну что ребята, вершина рядом! Завершающие мазки возведения монумента “Ала-Арчинская “КОРОНА”

 

 

О врачах – альпинистах.

                                      Альпинисты-врачи

Есть заметки на сайте про альпинистов-инструкторов, альпинистов-организаторов, альпинистов-горнолыжников и только врачей-альпинистов мы обошли вниманием своим. Позвольте извиниться и исправиться!

Флегматова главная.    Флегматова Нина:

– В Арче работала врачом КСП с 20 сентября 1973 года по 25 декабря 1975 года, потом был перерыв.  В 77 году я опять в КСП но уже не круглогодичным врачом, а только на лето, 5 смен.   У меня 2разряд, а у Евгения (супруг Нины) до КМС не хватило одной горы Несчастный случай на Короне с Жорой Ивановым (погиб от молнии). Я потом приезжала с дочками и работала врачом КСП и лагеря 82, 83, 84 годы. А вот в 80 и 87 приезжала просто в гости.

КСП  Это вот так Нина пишет о себе и своей работе в КСП (Контрольно-спасательный пункт) –  никаких эмоций, никакого пафоса, простенько. Но мы то знаем, что врач круглосуточно там один, санитаров нет, сестёр нет и остального медперсонала тоже нет. В период занятий в горах и восхождений  врач альплагеря и врач КСП выходят  туда же, в высокогорную зону, а значит они ещё и альпинисты. Если врач альплагеря еще мог быть просто врачом без горной подготовки, то врач КСП обязан быть альпинистом.

Лагерь 2    Жили они тогда семьёй прямо в альплагере, в помещениях никак для комфортной жизни не подготовленном – просто комната и всё. Но ведь жили! Пока дети не ходили в школу, ничего, как то всё нормально было, а потом уехали в Саратов. Так надо было.               У них там и дом с удобствами, огород большой, уют, семьи детей – всё есть. А вот вспоминаются годы той неустроенной жизни, тех вроде бы и неудобств, да и зарплата была крошечная, но всё это было в молодости, а значит было счастливо!

Так вот и Нина – ходила с рюкзаком и аптечкой на горы, лечила, никаких геройских поступков не совершала, аппендицит участнику в палатке при свете фонарика не оперировала и хорошо, что всё обходилось без такого геройства – просто надо работать и дорожить этой работой и делать своё дело на совесть, тогда и геройствовать не придётся.

Серьёзная операция чуть было ни состоялась прямо в альплагере и пациентом должен был быть я. У меня в мочке правого уха образовалась шишечка с маленькую горошину, что дало мне повод обратиться за помощью к врачу Флегматовой. Нина диагностировала этот недуг, как «жировик» и на мою просьбу прооперировать в сложных условиях, согласилась через неделю. Не вышло у неё отвертеться Лагерь 3от умирающего пациента. В очередной раз изловив её на линейке, отрезал ей путь и вынудил развернуться на 180 градусов обратно в медпункт. Мы уже приблизились к лестнице (кто был, помнит где он был – напротив бухгалтерии), тут и ассистент объявился, хоть и Юдалевич, но весь такой…спасатель, короче. Уже в дверях медпункта Нину отвлёк кто то по абсолютно ничтожному поводу и она объявила паузу в 15 минут, а ассистент, что бы не терять время даром, решил меня подготовить к операции пока терапевтически. И мы прошли в его процедурную палатку №33 на Замоскворецкой улице, где к нему присоединился ещё один весь из себя спасатель с гордым именем Саша Шваб и с острым желанием поучаствовать в моей судьбе.

Чудо – операции не потребовалось, поскольку терапевтические меры «на троих» законтропупили желание оперироваться на некоторое время, а через несколько дней Нина сказала, что теперь уже ничего не поможет, кроме продолжения терапевтических процедур, желательно через клизму, что бы Сухан не учуял. Не учуял, обошлось.

Нина Флегматова  В Саратове Нина продолжает лечить людей самым лучшим методом – методом погружения в природу. Группа старичков-бодрячков обеих полов, при малейшей возможности лезут в лес, в прорубь, в приключения. Не Эверест, конечно, но намного полезней для здоровья и морального Ф 2упоения жизнью.

Были и другие врачи, но вот с Ниной я более всех знаком, а кто знает других и другие истории – милости прошу поделиться воспоминаниями о хороших людях. Даю подсказку – Доктор Пух, к примеру, доктор Аида, Петя Покровский, Саша Горохов и ещё есть!

Автор: Юрий Шевяхов.