Ала-Арчинская легенда

 

                                                         АЛА-АРЧИНСКАЯ ЛЕГЕНДА.

 

Для Любви нет прошедшего времени,                                                                             И не властны над ней расстояния.                                                                                   Она где-то  в другом измерении –                                                                                   В сновиденьях, мечтах и желаниях.                                                                                                                Анжелика Романова*

1

Дремлет над ущельем Ала-Арча  гордый и суровый пик Теке-Тор, покрытый вечными снегами. Все подходы к этому Хранителю Ущелья с востока, запада и юга перекрывают отвесные скалы, валуны, каменистые и травянистые осыпи, а с севера – мощный ледник-ледопад.

Теке-Тор… Кто дал это имя Седому Великану?.. Конечно, люди, которые всем и всему дают имена. Тюркское слово «теке» переводится на русский язык как «горный козёл», «тор» – «место». Стало быть, «Теке-Тор» – это «место обитания горных козлов».

( Московский поэт и прозаик Владимир Солоухин, взошедший в августе 1972 года на вершину Адыгене (4404 м), близ Ала-Арчинского ущелья, обрисовал рельефный силуэт Теке-Тора в своей повести «Прекрасная Адыгене». Сверкающая папаха пика «то горела под солнцем, то мерцала под лунным  светом. Но даже и в темноте, когда не было луны, она умела найти и вобрать в себя небесное свечение и различалась в звёздном небе»).

Веками наблюдает Теке-Тор за стадами тонконогих, лёгких, стремительных горных козлов, что махом преодолевают скалистые кручи и осыпи, а к зиме спускаются поближе к зоне лесов.

Течёт река времени… Ни быстро, ни медленно… С чем сравнить её бег – о том не ведает Вековой Исполин. Как не знает и возраста своего. Может быть, ему уже сотни тысяч лет, а может, и миллионы… В его высокогорных владениях каждый год вёсны приходят на смену зимам; тающие льды и снега превращаются в звонкие ручьи и шумные реки; осенью цветы лугов и кустарников становятся плодами; улетают и возвращаются, в свой черёд, птахи небесные; рождается и умирает зверьё; приходят и уходят люди.

А горная страна Тянь-Шань стоит незыблемо.

Висит над ущельем первозданная тишина. Но как обманчива бывает она. Нежданно средь бела дня будто вздохнет земля – и помчатся вниз по ущелью гигантские снежные лавины, сметая всё на своём пути, ломая, как былинки, вековые тянь-шаньские ели. А через короткое время, когда уляжется на днище ущелья длинный лавинный шлейф и осядет снеговая пыль, – обширного лесного массива как и не бывало…

Однако нередко сотрясают Тянь-Шань гораздо более грозные явления Природы – землетрясения. Тогда не только владения Теке-Тора, но и весь окружающий его горный массив начинает ходить ходуном, высвобождая дремлющие в недрах тектонические силы. Они разрывают на куски казавшиеся монолитными скалы, срывают с вершин снеговые покровы, обрушивают ледяные карнизы – и неисчислимые тонны камней и льда несутся со горных круч в ущелья и долины. Катастрофический катаклизм за считанные секунды неузнаваемо видоизменяет, кардинально перекраивает лик Земли. Наверное, горы в такие моменты, когда заходилась в родовых муках мать-Земля, ощущают себя словно бы младенцами Природы.

Известный в 30-е годы ХХ века советский спортсмен и журналист Михаил Ромм, входивший в группу, сопровождавшую первовосходителей на пик Коммунизма, живописно воссоздал эту космогоническую картину рождения гор… Миллионы лет назад в вулканических сдвигах и судорогах остывания расплавленной магмы – жидкого нутра нашей планеты – наморщилась земная кора складками горных хребтов. Миллионы лет ветры и туманы, морозы и жар солнечных лучей грызли эти складки, создавая ущелья  и  крутые склоны,  острые гребни и вершины .

Многие из них уже так разрушились от своей древности, что люди, многократно исходив их и изучив, проложив по ущельям дороги и прорубив в склонах штольни, утратили к этим горам интерес. И ринулись в новые труднодоступные места, с ещё не выбитой, и даже не пуганой, дичью, на поиск пока никем не тронутых подземных богатств.

А Тянь-Шань – молод. Сверкая ликами гигантских ледников, эта горная страна простёрлась из конца в конец по Центральной Азии на две с половиной тысячи километров. На её границе с Поднебесной возвышаются два величественных пика – Победы и Хан-Тенгри, увенчанные славой о легендарных подвигах своих героических покорителей.

Теке-Тор не претендует на подобную мировую известность. Ему вполне хватает собственной гордости Хозяина Ущелья Ала-Арча. Среди бесценных его богатств – и хвойные леса с многоликой живностью, и альпийские луга с красочными цветами и высокими сочными травами, и моренные озёра цвета бирюзы, и ледники – кладези чистейшей воды и, конечно же, несметные сокровища недр, о которых ведомо только ему.

Но главное то – что он не одинок. Его чертог окружают Снежные Принцессы – ну, просто загляденье! Красуясь одна перед другой, вершины бросают кокетливые взоры в зеркала высокогорных озёр, гордясь сверканьем своих белоснежных и ледовых нарядов.

Ревниво охраняя от посторонних глаз нетленную красоту своих владений, Теке-Тор любуется их растительным царством. Древняя морена  у его ног поросла луговым дёрном, горным разноцветьем и арчёвником. По утрам в резных цветочках – синеньких «граммофончиках» – посверкивает жемчужными капельками роса. Из-под слежавшегося, тяжёлого снега проглядывают ромашки, дрожа на коротеньких ножках в густом пушке. На скальных «полочках» и каменистой сыпухе  всё лето цветут нежные голубые розы. Милая гвоздика, трепещущие ветреницы и купальницы, чьи жёлтые и белые лютиковые головки бесцеремонно шевелит упругий горный бриз, соседствуют в верхней зоне лугов с эдельвейсами.

В Альпах и на Кавказе эти неброские цветы – символ небесной любви, мужества и отваги. Не всякий мужчина бывает способен подняться за эдельвейсами, ради избранницы своего сердца, на труднодоступные скалы.

Любит Теке-Тор наблюдать за сезонной сменой красок в родном ущелье. Красотой невозможно пресытиться. Природа – совершеннейший художник.

кот

Но самые яркие краски здесь – в осеннюю пору. Берёзки, осины, рябины – и в низине, и на горных склонах – полыхают золотом и багрецом. Наряду с рябиной, краснеют гроздья шиповника и барбариса. Прогибаются под матово-синими плодами кусты жимолости. Радуется Хозяин Ущелья: ягод хватит на всю долгую зиму и белкам, и птицам. За ежей и дикобразов, сурков и сусликов он спокоен – нагуляв за лето на альпийских лугах жира, они зимой будут спокойно спать в сухих и тёплых норах. Труднее всего придётся архарам (горным баранам) и горным козлам. Снегá в ущелье выпадают глубокие, залёживаются они по пять-шесть месяцев. А тут ещё волки начнут лютовать по лесам. А выше – в зоне морен – хозяйничают снежные барсы. Вот уж кому ничто зимой не страшно. Их роскошные белые, с серыми пятнами, шубы не видны охотникам на фоне заснеженных скал и каменистых осыпей.

Следуя законам Природы, хищники зимой истребляют больных и слабых особей. Не счесть, сколько подобных жизненных трагедий повидал на своём веку Теке-Тор! Однако сильных укроет и прокормит хвойный подлесок. В густом ельнике ветру не разгуляться, и мороз не так крепок. Снег пушистой шалью укутывает каждую ель, и лес погружается в глубокую дрёму. Впадает в зимнее забытье и сам Седой Великан. На его величавую папаху всё падают и падают снега – им и за будущее лето до конца не растаять. Даже грозная река Ала-Арча, закованная в лёд морозом, смиренно смолкает до весны. Звенящую тишину порой нарушат лишь цоканье озорных белок, мелькающих средь ветвей, да стрекот сорок и шорох снега, осыпающегося с еловых лап.

Особенно красив заиндевелый лес лунными ночами, когда мириадами огней загораются снега. А перед восходом солнца розовые зорьки окрашивают склоны гор и ели, напоминающие своими силуэтами, как сказал один путешественник, «вытянутое пламя свечи», и будто вспугнутые этими утренними огоньками синие тени спешат укрыться по ложбинам и отрогам. Вот сказка!..

Но только зазвенит многоголосая апрельская капель в трещинах ледопадов, как тут же очнётся Теке-Тор. Омоется студёной водой резвых ручьёв и с нетерпением станет ждать всеобщего весеннего пробуждения Природы. Больших трудов будет стоить обитателям ущелья устройство семейных нор и гнёзд. Сколько опасностей и тревог предстоит им пережить в пору вскармливания и воспитания своего потомства!

*   *   *
В жизни Ала-Арчинского ущелья в последние два века свою весьма противоречивую роль начал играть Человек. Люди – эти пришлые существа – стали всё больше и больше тревожить Теке-Тора. Иногда они надолго исчезали, потом приходили вновь, пригоняя на высокогорные луга отары овец и табуны лошадей. С весны до поздней осени, кочевали они по степным просторам, горным ущельям и плато в поисках пастбищ.

Однако ущелье долго оставалось труднодоступным для людей: вход им преграждала бурная река. Ох, как страшна бывает она летом, в период таяния ледников. Беря исток в Большом Ала-Арчинском леднике, Ала-Арча на всём своём пути по ущелью стремительно прихватывает стоки сотен горных ручьёв и превращается в среднем своём течении в ревущий поток. Он играючи ворочает многотонные валуны, бьётся о них, взмётывая к древесным кронам снопы сверкающих брызг и клочья кипящей пены:

«Пусть все видят мой бешеный нрав и слепую ярость! – словно бы кричит Ала-Арча. – Пусть все знают, кто здесь хозяин!»

Тысячи лет река надёжно охраняла вместе с Теке-Тором родное ущелье, луга и леса от непрошенного вторжения Человека, наводя и ломая «мосты» из стволов вековых елей, падавших с горных склонов. И всё ж таки люди стали появляться здесь, и с каждым годом всё чаще. Они упорно искали места брода и строили свои рукотворные мосты. Постепенно вдоль главного русла реки протоптались тропы. Высокогорные луга превратились в жайляу. Вблизи ручьёв появились юрты; рядом с ними – коновязь для верховых лошадей; из кряжистых стволов и ветвей возникли загоны для скота.

На топливо для очагов шли сухостой и валежник из ближнего ельника – их, казалось, будет всегда хватать. Но когда через какое-то время эти запасы поисчезали, под топор пошли кусты можжевельника и древесина арчёвника. В некогда непролазных зарослях арчи появились проплешины, которые, разрастаясь, обнажали склоны гор. Осенние дожди, размывая проплешины, порождали оползни…

Хмурился, глядя на эту бездумное равнодушие Хозяин Ущелья, надвигал на свою снеговую папаху косматые тучи, негодовал. Ан невдомёк ему было, что худшие для его владений времена ещё впереди…

И они грянули – пороховыми залпами «карамултуков» (азиатских фитильных ружей). Вздрогнули горы, стократно отразилось и заметалось в немых скалах эхо выстрелов. Тут же понеслись лавиной стада быстроногих горных козлов, уводимых вожаками за отрог, в соседнее ущелье Ак-Сай. Сурки и суслики попрятались в норы, белки – в дупла…

С течением времени «кийикчи» (охотники на диких животных), «калканчы» (звероловы) и «кушчу» (соколятники) становились всё многочисленнее. Карамултуки – дальнобойнее. Живность – пугливее, а её популяции – малочисленнее. Особенно – горных козлов и архаров. «Человек с ружьём» стал для них опаснее, чем снежные барсы. Да и для этих аборигенов высокогорья наступили тяжёлые времена – уж очень высоко ценились их красивые пятнистые шкуры в поселениях, куда охотники уходили на зиму. На снежных красавцев калканчи ставили капканы и сети, а кийикчи их отстреливали.

оленьЧем мог помочь беднягам Хозяин Ущелья? Созывал Духов Гор на высший «совет». Те возмущались, угрожая возмездием. Не так-то просто было ему укрощать этот праведный гнев, отводя от бездумных людей смертоносные снежные лавины и камнепады. Теке-Тор понимал, что люди уже тоже стали частью жизни его ущелья. И не все же они были охотниками.
Солнечными утрами он наблюдал со своей высоты за тем, как растекаются по зелёным лугам  белые отары овец. Как горный ветерок треплет гривы кобылиц. Как резвятся вокруг них на ещё  не твёрдых ногах стригунки.
Жизнь людей в горах протекала в целом мирно, в ежедневных полезных трудах. Молодые и зрелые мужчины  пасли и охраняли скот, женщины готовили пищу, чинили одежду, доили кобылиц и готовили из их молока кумыс и айран в бурдюках, а из овечьей шерсти валяли тонкий войлок и толстые кошмы. Старухи присматривали за детьми и поддерживали огонь в очаге. Старшие дети запасали в лесу сушняк и помогали взрослым в их будничных делах. Лишь малыши – босоногие и краснощёкие, с чёрными бусинками глаз, – с утра до вечера играли в компании с ягнятами и щенками сторожевых собак.

Когда последние лучи заходящего солнца догорали на снежной папахе Хозяина Ущелья  начинали  сгущаться сумерки, отары овец стекались со склонов гор к своим загонам. Ущелье наполнялось блеяньем овец, редким ржаньем лошадей и гортанными вскриками чабанов. Все это многоголосье сливалось с несмолкающим отдалённым шумом реки и ароматом пекущихся на огне лепёшек.

Теке-Тор постепенно привык к пришельцам и каждую весну ловил себя на том, что ожидает их возвращения. Он научился понимать житейские нужды людей, их трудности и потому начал прощать им нечастую охоту. Первых гостей ущелья отличала природная скромность – они ощущали себя частью Природы и старались не гневить Духов Гор.

У прозрачных ключей в местах отдыха на пути в Ала-Арчинское ущелье, они выделяли особое дерево или куст и привязывали к их веткам ленточки и лоскутки от ветхой верхней одежды или платков. Эти деревья и кусты, превращаясь в священных посредников между Человеком и высшими силами Природы, доносили Духам Гор мольбы людей о Прощении и Защите. Теке-Тор всё это видел и всё понимал.

Шли века… Жизнь Природы и Человека становилась всё сложнее. Поселения мало-помалу разрастались и преобразовывались в города. И всё больше людей стали приходить в горы. Кто – по грибы и ягоды, кто – за целебными травами и кореньями, кто – просто так, из любопытства. Увы, не все из них выказывали скромность в своих потребностях и почтительность к горам. Подобных людей, как и охотников на горных козлов, Теке-Тор недолюбливал.

Не раз бывало, что и Духи Гор, и свирепая Ала-Арча, не стерпев неуважения со стороны некоторых пришельцев, выходили из себя. В результате самые дерзкие и безжалостные из них  не возвращались домой, канув навеки в горах. И была в том высшая, справедливость Природы. Человек обязан чувствовать и осознавать, что мир – Един. И что он сам – всего-навсего маленькая и зависимая от всего мира частица. Что не имеет он права нарушать законы Гармонии Природы.

Глава 2.

Однажды летней ночью в глубине ущелья замерцал огонёк небольшого костра. Насторожился Седой Великан. Кто на этот раз пожаловал?.. Какой тут сон?! Но горные ветры успокоили: «Спи, Хозяин, всё в порядке…»

Но утром, ни свет ни заря, встрепенулся Вековой Исполин: не терпелось ему взглянуть на нежданных гостей. Под горой, у самого края Большой Поляны, возле погашенного кострища, незнакомый юноша укладывал свой вещмешок. А чуть поодаль, у большого плоского камня, заплетала косы стройная, кареглазая девушка. Её вьющиеся тёмные волосы тёплой волной ниспадали на её плечи, укрывали спину и бёдра.

«Светловолосый», как назвал молодого человека Теке-Тор, любовался каждым движением его «Кареглазой» спутницы, не тая счастливой улыбки. В юноше жил, видимо, прирождённый художник. Он понимал и ценил Красоту во всех проявлениях, а тем более в ней – своей Любимой. Судя по всему, молодые люди стали  не так давно мужем и женой. И были бесконечно счастливы друг другом, своей юностью и любовью к жизни. Мир открывался для них во всей полноте земной Красоты и Любви, вдохновляя светлыми мечтами и предлагая множество путей.

Два года назад юноша подарил своей Любимой новый мир – Страну Больших Гор, ещё не догадываясь, что этот его Дар определит всю их общую в  дальнейшем судьбу… Сейчас они шли ей навстречу, открывая для себя новые и новые живописные ущелья – дикие в их первозданности. Молодожёны были под стать друг другу: легки на подъём, сильны, выносливы, неутомимы. За день могли «отмахать» тридцать вёрст, которые отделяли это пока таинственное для них ущелье от предгорной Чуйской долины.

В ту пору к Ала-Арчинскому ущелью ещё не было дороги. В него вели только стародавние вьючные тропы.

К «трону» Теке-Тора пара пришла затемно. И только на рассвете, проснувшись у едва дымящегося пепелища костра, смогла разглядеть силуэт Седого Великана. Было ещё холодно и серо, но снегá на его папахе и челе, и на крутом ледовом сбросе уже начали – первыми во всей округе – розоветь в лучах пробудившегося солнца… Через годы они не один раз будут свидетелями этого рассветного чуда, но в то утро первой встречи оба они замерли в немом восхищении.

Теке-Тору показалось, что так на него люди смотрели впервые. Он глядел на них с великодушием и строгостью, будто вопрошая: «Зачем пожаловали? С чем явились?»

В эти безмолвные мгновенья первого знакомства все они уже кое-что узнали друг о друге. Почувствовали. Поняли. И, кажется, друг другу поверили. Глубокое почтение прочёл Вековой Исполин в их взорах. И безмолвную просьбу их душ: «Позволь, Владыка, пройти в твои владения. Дозволь полюбоваться красотами твоих гор. И глянуть, что скрывается за твоей могучей, величавой спиной?»

«Дерзки, однако… – усмехнулся тот. – За мной – неприступные Снежные Красавицы – поднебесные Горные Принцессы. Не про вас, людей, они. Лишь подоблачным птицам – орлам – дано парить над ними!»

Однако эта пара совсем не была похожа на тех, кого Теке-Тор видел у своего «трона» прежде. Ни своими мыслями (которые он иногда умел улавливать), ни нравом-норовом, ни обликом.

альпинисты

Светловолосый был невысок, худощав, крепок. На загорелом лице – орлиный разлёт бровей и горящие внутренним светом серо-зелёные глаза. На голове – жёсткий ёжик русых волос. Кареглазая, как и её юный муж, любила солнце, свободу и вольный ветер. В её венах текла на четверть цыганская кровь, потому-то и была её кожа такой красиво смуглой и гладкой. Тёмные волосы – густыми и волнистыми. А глаза – ласковыми. Таких тёплых глаз, таких роскошных кос её счастливый спутник ещё нигде, никогда, ни у кого не встречал. Нежный румянец на смуглом округлом лице говорил о её душевной чистоте и телесном здоровье. Но застенчивый, кроткий взор таил огонь натуры сильной и страстной, которой ещё только предстояло раскрыться.

Пара была одета легко и просто. «Куда же они дойдут в такой несерьёзной экипировке – спортивных фланелевых костюмах и парусиновых тапочках?..» – сокрушенно вздохнул Теке-Тор. И тут же взметнул над своей папахой легкий снежный «флажок».

Молодые восприняли это как знак приветствия – и радостно удивились. Вскоре их футболки замелькали меж еловых ветвей вверх по тропе, ведущей в верховья ущелья. Они заметно спешили, подгоняемые страстным любопытством и желанием вовремя вернуться к ночи на Большую поляну, что дала им приют. Впереди их ждала неизвестность, а вела путеводная цель: подняться в горы как можно выше. Они пока не осознавали своей миссии первопроходцев, но уже были одержимы ею.

Ускоряя шаг, они почти бежали, не замечая крутизны подъёма. Упругий горный воздух, стекавший со склонов вниз по ущелью, охлаждал разгорячённые лица и придавал сил. Временами, на крутом повороте тропы, они видели перед собой новую перспективу и, очарованные красотой открывшейся панорамы, приостанавливались – оглядеться и немного отдышаться. И, деля общий восторг, мгновенно бросались друг к другу в объятья и вновь устремлялись ввысь и вперёд по крутой тропе.

Когда кончилась зона лесов и начался арчёвник, тропа разветвилась на множество овечьих тропинок. Безошибочно выбирая направление, быстро ориентируясь в сложном рельефе, они преодолевали террасы подножной морены Теке-Тора.

Через несколько часов ходьбы от бивуака Светловолосый и Кареглазая решили чуть передохнуть и подкрепиться. Выбрали просторную, ровную площадку, защищённую от ветров мореной. Через несколько лет они дадут этой стоянке имя своего друга-альпиниста чеха Владимира Рацека. ( Годы спустя, здесь, на «стоянке Рацека», на высоте трех тысяч  метров, на пути к леднику Ак-Сай, группы энтузиастов-альпинистов обустроят первый на северном Тянь-Шане базовый лагерь, с каменной хижиной – приют альпинистов перед штурмом близлежащих вершин ).

«Альпинисты…» Какое странное, не «здешнее» для слуха Хранителя Ущелья слово… Но скоро, очень скоро оно обретёт для него смысл и плоть. Но пока ему было невдомёк, предвестником каких коренных перемен в жизни его ущелья станут эти его юные гости…

Конечно же, они пришли в его ущелье далеко не первыми. Он помнил ранее уже бывавшие здесь немногочисленные группки молодых мужчин, что гуськом поднимались на вершины, высящиеся над ущельем, где, взобравшись,  складывали туры  из подножных камней. Но каждый раз досадовал, что никто из этих пришельцев так ни разу и не поприветствовал его как Хозяина Ущелья, никто не воздал должного уважения его Главенству и Величию, не испросил у него соизволения отправиться на поклон к его Ледовым Красавицам-вершинам. А уходя, никто со всей вежливостью не распрощался с ним. Правда, и вреда от этих незнакомцев Теке-Тор пока ещё не видел.

Прошлым летом над одним из ледовых пиков взвилось алое полотнище, похожее на облачко при солнечном закате. Но что этот флаг призван знаменовать в далёких от человечьего жилья горах? Кому он призывно машет? Кого и куда зовёт?.. Или  же колышется, на забаву ветрам?..

Он внимательно наблюдал за пришедшей в его владения новой, симпатичной ему, парой, вслушивался в их разговор. Кареглазая очистила картофелины, запечённые ночью на углях костра, достала из полотняного узелка подчерствевшую лепёшку, а также курт (плотно скатанные, высушенные белые шарики из отжатого, сквашенного и подсолённого кобыльего молока). Скромная трапеза была под стать неприхотливости молодожёнов.

Оба они были детьми сурового и романтичного начала XX века. Позади остались босоногое, голодное детство, и полное лишений отрочество, и омрачённая опытом беспощадных репрессий юность. Это трагичное, для многих их современников, время отчасти скрашивала одна на всех народная мечта – о всеобщем братстве и равенстве народов, о светлом будущем всех людей без разделения на бедных и богатых, без сирот и обездоленных. Новыми поколениями овладевало неодолимое стремление творить, созидать и учиться. Потому и умели эти молодые люди находить и ценить подлинные радости – Жизнь и цветущую Землю, Красоту рассветов и закатов, бездонность звёздного неба, краюху хлеба и тепло протянутой в трудный час надёжной руки. И всё им было по плечу – работа и учёба, парение на аэропланах, прыжки с парашютом… Но больше всего на свете они оба любили горы.

геодезист

В свои двадцать с небольшим лет, Светловолосый успел повидать разные края и горы. Сын чешского политэмигранта, он детские годы провёл в Словакии и на всю жизнь запомнил невысокие, но красочные горы Татры, со сказочными средневековыми замками на склонах.

Позже, открыв для себя горы Тянь-Шаня, он обнаружил некоторое их сходство с Татрами. Правда, замков здесь на живописных склонах не было. Зато горы Тянь-Шаня оказались суровее и выше – совершенно иной мир! Заоблачные вершины весь год покрывают снега. Ледопады, сползая с вершин, хребтов и перевалов, образуют мощные каменистые морены. Летом в их цирках * появляются озёра; их воды, просачиваясь сквозь толщу морен, превращаются в грозные реки, мчащиеся в неприступных ущельях.

Однако время от времени рождаются люди, чей пытливый ум стремится преодолеть любые преграды на бесконечном пути Познания Неведомого. Смелое воображение уводит их за горизонт – в моря и океаны, в дебри тайги, в песчаные и снежные пустыни; поднимает в небеса и на вершины гор. Потом – уже проторёнными путями – вслед за ними пойдут другие – многие…

Юные гости Ала-Арчинского ущелья были по своей природе пионерами,  первопроходцами. И хотя появились они на белый свет в разных краях Земли, судьбе было угодно, чтобы их жизненные пути счастливо и навсегда пересеклись именно здесь, у северного подножия Тянь-Шаня.

Кареглазая видела эту величественную  горную страну с младенчества. Сначала – только издали, из своей родной Чуйской долины. Хребет Кыргызский Алатоо вздымался с юга, над степной равниной, синеющей 400-километровой стеной: от древнего города Тараза до Боомского ущелья – горных «ворот» в древнюю Иссык-Кульскую котловину.

Величественная панорама белоснежной горной стены манила, будоражила воображение девочки, девушки, женщины и на всю жизнь стала неотъемлемой частью её внешнего и внутреннего мира. Какой же счастливой она стала, когда Природа открыто распахнула перед её взором всю свою Красоту и мощь, навсегда покорив сердце. Каждая новая её встреча с великими горами становилась откровением для Кареглазой, праздником для её Духа и Души. Как этим первым, для неё с Любимым, высокогорным утром.

Обустроив на мшистом камне стол для трапезы, счастливая молодая женщина сидела, обняв колени, и терпеливо наблюдала за тем, что делает её суженый. Он, сидя неподалеку, напряжённо всматривался в очертания, убегающего вдаль, горного хребта. Над раскрытой тетрадью на миг замер в его руке остро отточенный карандаш…

С этой походной тетрадки начнётся его многолетний, кропотливый, титанический труд, связанный с глазомерной, а несколько позже – с инструментальной топографической съёмкой высокогорных массивов Тянь-Шаня. На географических картах ещё оставалось немало белых пятен, подробных же карт многих горных регионов страны и вовсе не было. Светловолосый с детства любил географию, прекрасно знал физическую и политическую карты мира, названия всех государств и их столиц, тщательно вырисовывал собственные самодельные карты… И, конечно же, мечтал о личных открытиях, о путешествиях в неизведанные земли.

*  Горный цирк – котловина или окруженная крутыми склонами чашеобразная скалистая впадина (в виде озера) в верхней части горной долины, где накапливаются лед, фирн* или вода.

*Фирн – плотно слежавшийся, зернистый многолетний льдистый снег.

Круг интересов юноши определили как само время, так и атмосфера родительского дома и его собственный пытливый ум. Ненасытная тяга к знаниям, желание и умение ими делиться выработали в нём привычку заносить в тетрадь всё то увиденное им, что пока оставалось не доступным для других. Его тетради и альбомы содержали массу документально-художественных зарисовок и картосхем.

Эти работа  мужа была полна священодействия  для его Любимой. Превыше всего она ценила его живой редкостный ум, многообразные умения и доброжелательность в общении с людьми. Вот сейчас он завершит свой набросок и покажет ей. Она оценит его труд и восхитится. И возникнет новая общая радость – одна на двоих. Они очень скоро научились всем сердцем понимать друг друга.

Подкрепившись и испив студёной живой воды из ручья, юная пара ещё раз оглянулась на пройденный путь, чтобы точнее рассчитать  дальнейший путь и своевременно вернуться к месту своего бивуака.

Кареглазая ещё раз молча восхитилась гордым величием Хозяина Ущелья и красотой его владений… И Теке-Тор уловил её чувства.

Позже она придаст им стихотворную форму, доверив эти строки своей личной тетрадке:

«Горная краса»

Ещё где найдёшь ты                                                                                                         Такие хребты –                                                                                                                   Чоб было в них столько                                                                                                    Святой красоты?                                                                                                                Здесь горы сияют                                                                                                              Из снега и льда,                                                                                                                 Хрустально прозрачна                                                                                                    В озерах вода.                                                                                                                    Утрами на травах                                                                                                              Сверкает роса.                                                                                                                  Светла, величава                                                                                                               Тянь-Шаня краса!

 

Теке-Тор навсегда полюбил эту прекрасную, романтичную юную женщину. Духи Гор никогда не ревновали Седого Великана к кому-нибудь из людей, но чутко откликались на тончайшие перемены его настроения. В тот день в небесах над ущельем не было ни облачка. Добродушный ветерок помогал юной паре подниматься всё выше в горы.

С верхней морены им открылась панорама, от которой захватило дух. Казалось, что величественная, торжественная симфония гор звучит в их сердцах, вознося их Дух и Души над всеми земными заботами и рождая ощущение полёта и полной свободы, слияния с грандиозной картиной. В них вливались мощные потоки земных и небесных энергий, наполняя силой и светом. Им открывалось нечто Запредельное – не подвластное уму. Время будто бы остановилось. Даже казалось, что его и вовсе не стало. Испытав это чувство однажды, его уже никогда не забудешь. Не с чем сравнить это ощущение слияния с Высшим и Вечным.

Но вокруг текло земное, реальное время, ставшее ошеломляющим моментом Истины – Мир необъятен, прекрасен! И они с ним едины! Но до конца осмыслено это ощущение будет ими много позже. Но уже в те мгновения навсегда изменилось мироощущение юной счастливой пары. Отныне и навсегда им станет доступен язык птиц и трав, воды и ветра, рассветов и закатов. Их души пробудились для общения с Природой. Вот для чего влекла их неведомая сила в горные, дали и выси! А мощные потоки Земных и Небесных энергий вливались в их молодые тела, наполняя их силой и светом.  Любовь друг к другу обостряла это чувство, наполнив весь мир яркими красками. И сами они излучали свет Любви и Юности.

…Солнце склонялось к закату. Тени в скальных отрогах стали более резкими и глубокими. Ошеломлённые откровением Природы, которая только что посвятила их в одно из Таинств Земного Бытия (как прекрасна Земля!) – молодожёны медленно возвращались в реальность. Не хотелось им ни говорить, ни двигаться – лишь созерцать. Тогда им были ещё неведомы понятия «медитация», «нирвана», но именно данные состояния они только что пережили, абсолютно естественно в них погрузившись. Их бессловесный восторг вызывали и горные дали, и Красавицы-вершины в «свите» Теке-Тора. ( Спустя годы, по праву первовосходителей, с друзьями, они назовут их именами – « Ак –тау», « Корона», «Свободная Корея», «пик Семенова-Тяншанского», «Ала-Арчинский» пик и др.). А пока они не знакомы, загадочны и безымянны…

До краев наполненные впечатлениями, юноша с девушкой начали спускаться в ущелье по уже знакомым тропам. Попутный ветерок дул им в спины, обгоняя и увлекая за собой к теплым полянам хвойного леса. Горные ветры любили шурудить по лесам, теребить кусты и зелёные гривки юных осинок и берез, смущать гладь моренных озер, посвистывать в скалах и расселинах, завывать в ледяных гротах. А на альпийских лугах – спутывать гривы лошадей и вперегонки носиться со стригунками. С ними, вездесущими, было легко и весело бежать вниз.

В сгущавшихся сумерках, молодые возвратилась к Большой Поляне. Высоко над ущельем, в закатных солнечных лучах, догорали снега Теке-Тора. Его вековую дрёму сегодня как рукой сняло. Открылось ему, что отныне его чертоги станут Храмом Посвящения в Красоту Земли. Нет, не зря он простоял здесь долгие века. Вот и явились люди, что поприветствовали его смиренным поклоном… Отчего не поделиться ему с ними своей неизбывной силой и несметными богатствами его недр?

Многие приходили в его владения, однако, не всем было дано так чувствовать и ценить Красоту Земли, как этой юной паре. В последующем они сотни раз поднимались к вершинам ущелья, ведя за собой других, кому также посчастливиться найти в горах своё сердце. Терпеливо, заботливо учили новичков «читать знаки» в пространстве: в небесах, снежных покровах и скалах. Слышать шорохи каменистых осыпей и вздохи снежников; различать трещины под снегом на фирновых полях ледников. И с ними всегда с вершин возвращались все – целыми, невредимыми и счастливыми. Для старого Теке-Тора это время тоже станет счастливым…

Но сейчас, в наступающих сумерках, он загрустил – завтра, на рассвете, юная пара  покинет его владения. Надолго ли?.. То было неведомо ни ему, ни им…

Тем временем, юноша  ломал сучья валежника, поддерживая небольшой костерок, а девушка  заваривала чай, пахнущий хвойным дымком и листочками горной смородины. Последний кусок лепёшки на двоих, головка сахара, горстка душистой земляники. Позади был  радостный день, впереди – счастливая ночь у костра под звёздным небом.

*      *     *

Горное ночное небо – это особая сказка. Драгоценный прощальный подарок Теке молодым. Примостившись у костра и тесно прижавшись друг к другу, они как завороженные смотрели в звёздную бездну тёмно-синего неба. Таким прекрасным, как в горах, они его никогда не видели. Алмазные россыпи звёзд, созвездий и туманностей сверкали, мерцали, будто слали им призывные сигналы, звали в неведомые космические дали… Всё видимое пространство ночи было наполнено таинственной космической музыкой. Звезды колко мерцали, переливаясь всеми цветами, посылая к Земле свои призывные сигналы.

Каждая из них и даже самая крошечная сверкающая «пылинка», были далекими солнцами. Конечно же, где-то там, в глубинах Космоса, существует Жизнь, и, может быть, подобная земной. А может быть и более совершенная. И как знать – возможно, где-то там, в безбрежных просторах Вселенной, другие разумные существа тоже ищут контактов с подобными себе?

От этих мыслей, от неземной красоты, душевной и телесной близости, кружилась голова. Всё стало единым вновь, как днём на вершине. Ночь растворила границы между земным и вселенским, и юные ощущали себя плывущими среди звёзд по небесной реке Млечный Путь.

Когда опали языки пламени костра и угли подёрнулись белёсым пеплом, молодые чётко увидели прямо над собой яркие, привычные глазу созвездия. Юная женщина их ещё не знала. Любимый её оказался настоящим «морским волком» и, как опытный лоцман, повёл подругу по сверкающему небесному океану. Прямо над ними простерся Большой Летний Треугольник, образованный самыми яркими звездами трех прекрасных созвездий – Орла, Лебедя и Лиры. Их названия очаровывали воображение и слух – Альтаир, Денеб, Вега. А вокруг них в звездном хороводе Большая и Малая Медведицы, Кассиопея, Возничий, Орион, часть зодиакальных созвездий, среди которых особой красотой выделялся Скорпион. Его самая яркая, трёхцветная, звезда Антарес сверкала золотым «эполетом» над темнеющим плечом Теке-Тора. На юго-востоке – мерцали Плеяды (Стожары), а западнее зенита звёздного небосвода сиял, как ювелирное украшение, Северный Венец.

– Хочешь, я подарю его тебе? – спросил подругу «звездный» гид.

И она,  увенчанная звездной короной и по земному счастливая,  прижалась щекой  к тёплому плечу Любимого и, уже в полусне, слушала удивительные легенды звёздного неба о Персее в Андромеде, об Орионе и Ариадне, о розовоперстой богине утренней Зари Эос и Гипносе, боге сна – они и унесли их  в глубокий, крепкий сон.

До утра стихли  горные ветры, отдался дрёме и Вековой Исполин. И только из глубины ущелья доносился приглушенный шум горной реки.

Ранним утром, до зари,  молодые покидала уютную Поляну. Теке-Тор ещё дремал, но  когда зашипели угли, заливаемого водой костерка, он встрепенулся. И вовремя – молодые, едва сдерживая дрожь от утренней прохлады, прощально помахала ему и, уже больше не оглядываясь, побежали вниз, повторяя изгибы тропы.

До слуха Хранителя ущелья долетело: «Спасибо, Теке-Тор, мы будем вспоминать тебя! Жди нас!»

…Но напрасно день за днём вглядывался Седой Великан в глубь родного ущелья, надеясь вновь увидеть юную пару. Сокрушался, что кончилось лето, и щедрая осень с буйством красок. Жалел он, что не видели этой Красоты его молодые друзья. Было бы чем удивить их и погордиться, увидеть и услышать их восторги. А когда начались затяжные осенние дожди и в ущелье спустились синие туманы, понял, что теперь придется ждать долго – до следующих трав и цветов. Дохнул холодком, сгущая туман, и погрузился в свои бесконечные думы. Зима впереди, о многом нужно подумать: о зверье в норах и дуплах, о луговых травах и даже о мохнатых елях. Их нужно укрыть зимой толстым снежным покровом – пусть спят безмятежно до весны.

Минула зима – и опять запестрели цветами луга, а с ледников потекли звонкие ручьи. Не на шутку затосковал Повелитель Ущелья. Не знал он, что в таком же нетерпении перед новой встречей считали дни и его любимцы.

Автор: Инна Маречек.

Корженевский зачет сдан!

22.01.18.  НА ПАМИРЕ НАША КОМАНДА ВЗОШЛА НА ВЕРШИНУ  ПИКА                                                               Е КОРЖЕНЕВСКОЙ 7105 м.!!!

СМС от Сергея Селиверстова.

18.01. “Прошли часть ледопада. Загнездились на 5560м. Провесили выше еще три веревки. Дульник капитальный”.

19..01. “Пршли основную ледовую часть. Спрятались от ветра в Берге на 5800м. И уже на леднике доработали заключительные три веревки. Все в норме!”

20 “Первый солнечный день! Вчера думали, что ледовая часть закончилась. Сегодня оказалось, что все только начинается. За день смогли только отработать до 6000м. Ну и наверное пора – мы идем не по Романова, а левее. Сегодня выбрались на ледник между классикой и Романова”.

21.01  “Прошли еще одну ступень ледопада. Взгромоздились на 6450м. Все в норме!”
22.01. “Сегодня в 12:30 команда #RedFoxAsia в полном составе взошла на пик Корженевской! Спустились в штурмовой лагерь.”Корженева новый маршрут.

Примерный маршрут восхождения нашей команды. По коротким СМС сообщениям трудно восстановить точную нитку маршрута.  По возвращении ребят уточним. А пока пожелаем мужикам благополучного спуска.

Редакция.

 

Зимний штурм “Корженевы”

ВЕСТИ ОТ ШТУРМОВОЙ ГРУППЫ.

SMS по спутнику от Сергея Селиверстова.

16.01. “Ночью сдуло большой газовый баллон с крыльца – хороший знак, завтра будем пробовать стартовать! Да, у Марины, Роминой жены, сегодня День Рождения, поздравляем!”

17.01. “Под утро пошел снежок, все побелело – красота! Вышли в сторону маршрута Романова. Прошли ледник. Ночуем на 5030 м.”

Корженева. Маршрут Романова.

Предположительное продвижение группы наших восходителей. По этому маршруту давно никто не ходил. Даже наши старые альпинистские зубры не могут точно прокомментировать местоположение лагеря.

Хорошей погоды, ребята!

Редакция.

Зимний “Снежный Барс” вышел на тропу.

СТАРТОВАЛ ТРЕТИЙ ЭТАП  ПРОЕКТА ЗИМНИЙ                                                                               “СНЕЖНЫЙ БАРС”

Наша команда 2 января перелетом в Душанбе, дала старт третьему этапу этого уникального проекта. За плечами ребят зимние восхождения на пик Ленина 7134 м. в 2016 году. И рекордный зимний дубль Хан-Тенгри 7010м. и Победа 7439 м. в 2017году.  Для выполнения заветной цели, звания “Зимний Снежный Барс”, необходимо взойти на оставшиеся два пика, Евгении Корженевской 7105 м. и  Самони 7495 м. (Коммунизма).

Экс на Коммунизм

Состав команды: (слева – направо) Роман Абилдаев, Сергей Селиверстов (капитан), Семен Дворниченко, Алексей Усатых.

Вот хроника начала экспедиции:

3.01.18 “Всем привет! Наша команда уже в Душанбе: оформили все документы, закупились и упаковались. Полностью готовы к старту экспедиции. Но, к сожалению, сегодня вылет на ледник Москвина нам не разрешили. Ждем погоды! Надеемся, что сможем вылететь в субботу”.

6.01.18 “Сегодня утром команда вылетела из Душанбе на ледник Москвина”.

6.01. “У нас первая маленькая победа – мы на Москвина! Была долгая и нелегкая подготовка- поиск денег, организация и т.д. Но мы здесь, и значит все не зря!”

7.01 “Погуляли для аклёма. Обживаемся. Немного напрягает состояние района – снега вообще нет, маршруты выдуты до льда!.

Корженева. Маршрут Романова.

Вот так выглядит красавица “Корженева” 7105 м. и маршрут Романова в хорошую погоду, летом.

 

8.01. “Гребень на классике выдут и постоянно висят флаги. Решили просмотреть маршрут Романова. Полдня раcпутывали ледник. Ночуем на 4750 м.”
9.01 “Подход на гребень Романова тоже не вызывает оптимизма – везде чистый лед. Ночуем на 5250 м. С завтрашнего дня сильные ветра, будем спускаться в базу”.

10.01. “Район закрыло, задуло, загудело… А мы в базе и у нас пельмени!”

13.01 “Дабы совсем не закиснуть в базе, пока ждем погоду (которая не предвидится в ближайшую неделю) решили прогуляться посмотреть состояние маршрута на классике. Где-то от 5300 м и до гребня 6100 м – лед. Дальше не видно. Всех с наступающим Старым Новым годом!”

Давайте пожелаем удачи!
За новостями от ребят так же можно будет следить здесь.                                                                  https://www.facebook.com/wintersnowleopard/posts/1968645026790783

 

 

 

 

 

 

 

 

ХРУСТАЛЬНЫЙ ДУБЛЬ

По итогам 2017 года интернет сообщество экстремалов на сйте RISK.RU в номинации “Восхождение года” выбрало победителем Киргизскую команду!

IMG_2530_новый размер

Из двенадцати восхождений, тридцать три процента участников народного голосования отдало голоса за зимнее восхождение наших ребят на пик Победы 7439 м. Ближайший конкурент набрал только тринадцать процентов. “Хрустальный Пик” – наш! С чем мы и поздравляем мужиков.

 

IMG_2646_новый размер

Сергея Селиверстова, Михаила Даничкина, Семена Дворниченко и их тренера Федора Ефимовича Попова.

IMG_2525_новый размер

 

Народным голосованием в номинации “Человек Риска” из пяти сильных кандидатов был выбран достойнейший.

 

 

IMG_2537_новый размер

 

Им оказался так же киргизстанец,   заслуженный мастер спорта по альпинизму Дмитрий Греков                                                                                             .Поздравляем Дима!

 

 

IMG_2665_новый размер

ЗНАЙ НАШИХ!!!

Редакция сайта.

Наши ребята – Чемпионы Мира по альпинизму в высотном классе!

Подведены итоги Чемпионата Мира по альпинизму в высотном классе по версии ЕАМА – Евро Азиатской Альпинистской Ассоциации. В первенстве участвовало 8 команд. В результате голосования международного жюри,  все десять судей, единогласно отдали первое место  команде из Кыргызстана совершившей зимнее восхождение на пик Победы 7439 м..

 ПОЗДРАВЛЯЕМ !!!

Участники команды: Сергей Селиверстов – капитан, МС. Михаил Даничкин КМС. Семен Дворниченко КМС. Российский участник Алексей Усатых 1 разряд.

Вот небольшой фоторепортаж о восхождении.

 

 

Дом родной – Хижина на леднике Иныльчек 4000м., откуда и стартовало само восхождение.

 

IMG_3388_новый размер

 

Там было тепло и сухо. Посредине льда и снега эта скромная бухта казалась раем земным. Отель 5 звезд где все включено. Так оно и было на самом деле.

 

 

IMG_3437_новый размер

А так выглядела обычная альпинистская хижина-палатка от компании RED FOX, на стоянке 6000м.Тоже все включено. И ветер за 100 км\час, и кондиционер на минус 45 С.и номер люкс 2х2 на четверых. Но главное, выдержала хижина все победовские ветра.       RED FOX празднует!

 

IMG_3453_новый размер

 

А вот так бы выглядело лицо восходителя без  этой “маскарадной” маски.

 

 

 

IMG_3452_новый размер

Так красавец Хан глядится  с Победы на закате  со стоянки       7000 м.

 

 

 

 

 

.

А так глядится весь район ледника Иныльчек с вершины пика Победы.

 

IMG_3442_новый размер  IMG_3459_новый размер

Вот такая она Победа зимой!

 

 

 

Фото участников экспедиции.

 

 

Лавина.

Это стихотворние написано еще в 1972 году после лавины на Манараге…

Я снег лизала,
Не в силах подняться.
Хотелось завыть ,
Слюнявить, сморкаться,
Хотелось послать
Всех подальше к прабратьям
И тупо сидеть
На снегу, как на вате.

Хотелось взреветь,
Застонать, материться,
Хоть не умею,
Хоть я и девица.
Тупые мысли,
Тупая злоба,
Сырая спина
И замерзшая роба.

Сквозь мрак и туман,
Сквозь соленые слезы,
Я видела их
Сокрушенные позы,
И пена у рта,
А в глазах – тревога,
Не за себя,
За меня- недотрогу.

И я поняла,
Кончая метаться,
Мне надо идти,
Мне надо подняться,
Бежать – не бежится,
Идти -не идется,
Ползти, если надо,
И , правда, ползется.

Установлены новые памятные знаки на Мемориале Альпинистов.

Изображение

 

20171008_102329

Ала – Арча встретила нас бодрящим морозом.

20171008_122215_новый размер

И снегом, который пакрыл монумент “Ала-Арчинская Корона”.

20171008_111605_новый размер                                                  20171008_114725_новый размер

Мороз и снег значительно ускорил работы по очистке памятников.

 

 

20171008_122434_новый размер

 

 

 

На стелле “Северная звезда” была установлена табличка с фотографией Георгия Розенкова.

 

20171008_122348_новый размер

 

Георгий был не только хорошим альпинистом, но и профессиональным радистом. Благодаря ему было спасено много  альпинистских жизней..

 

 

20171008_122716_новый размер

 

 

 

Медалион “Роза Ветров”всегда укажет верный курс к пику “Корона”.

 

20171008_122731_новый размер

 

 

С левой стороны от Монумента установили мемориальную доску Петру Петровичу Петрову.

20171008_133057_новый размер

 

 

Старейший альпинист Кыргызстана, спасатель, горнолыжник и добрейшей души человек.

 

 

20171008_134719_новый размер

 

 

И как всегда, пркрасная Ала-Арча принимает альпинистов. И живых и ушедших.

 

20171008_132011_новый размер

Редакция сайта.